клубfemale
женскихsingle combat
единоборствclub
logo
 

 



Тренер по дзюдо

Дзюдоистки
Рисунок художника Splish
Сайт BudoGirls

Judo Trainer



Я – бывшая дзюдоистка. Прочитала два откровенных письма от мужчин, которых возбуждает женское единоборство. Что-то похожее происходило (и происходит) со мной. Когда я была девочкой, меня очень заводили драки и борьба парней.

Я часто воображала поединки мальчиков и взрослых мужчин и даже стала мастурбировать под такие мысли. Я любила смотреть по телевизору бокс и даже однажды тайком пошла на соревнования, которые проводились в нашем городе. Но зрители там вели себя очень грубо, матерились, и я не стала туда больше ходить, а повадилась посещать (как зритель) секцию дзюдо, которая оказалась недалеко от моего дома. Туда пускали всех желающих, и там была домашняя обстановка, а парни-дзюдоисты обращали на меня внимание, что усиливало остроту моих фантазий. Походив туда полгода, я сама записалась в эту секцию. Мне очень понравилось заниматься дзюдо, это частично сняло остроту сексуальных переживаний по-поводу мужских поединков. До этого мне часто снились эротические сны, в которых парни дрались из-за меня, а затем я боролась с ними. Я воображала и мечтала о борьбе парней из-за меня; в моих мечтах это были благородные рыцарские поединки, но не на шпагах, а врукопашную. Двое крепких молодых мужчин сходились, и каждый наносил другому удары кулаками в лицо и в торс или красиво кидал противника на землю. Когда один из них не мог подняться (разумеется, в моем воображении), другой шел ко мне и боролся со мной. Хотя в этой борьбе я отчаянно сопротивлялась, самое сладкое было в конце концов уступить силе. Я никому об этих мыслях не говорила, я очень этого стеснялась, я думала, что я одна такая уродка.

Сначала, когда я стала заниматься дзюдо (мне было тогда лет 14-15) и выходила на татами для спарринга с девочками, я воображала, что борюсь с мальчиками. Это, кстати, мне здорово помогло – я во всем подражала мальчишкам, а поскольку я долго и заинтересованно наблюдала поединки мальчиков и прокручивала их в воображении во всех подробностях, мне было легко повторять их движения в реальных спаррингах. Очень быстро я стала самой сильной дзюдоисткой в группе, мне не могли составить конкуренцию даже более тяжелые и опытные девушки, пришедшие в секцию в гораздо более юном возрасте. Мои спарринг-партнерши и соперницы жаловались тренеру, что я слишком жестко борюсь. Он был очень мной доволен и стал ставить меня для спарринга с парнями. Это очень возбуждало меня, но не столько во время схваток, как после, когда я их вспоминала. Хотя в воображении я всегда проигрывала парням, в жизни я не хотела уступать и боролась отчаянно.

Меня стали посылать на городские и областные чемпионаты, и за два года я добилась огромного прогресса, став сильной дзюдоисткой. Мои фантазии о борьбе мужчин стали постепенно концентрироваться вокруг моего тренера. Ему тогда было лет 25, и у него была постоянная девушка, тоже кстати дзюдоистка. Она была в другой команде, и мне однажды пришлось с ней бороться на соревнованиях в присутствии моего тренера. Тренер болел за меня, ведь он был заинтересован в моей победе, и ему было бы неудобно показать, что он желает победы своей любовнице против своей ученицы. Борьба была очень напряженной, мы обе вкладывали в нее личное отношение, это был настоящий поединок соперниц. Для меня она являлась соперницей давно, а она осознала это только во время схватки, почувствовав во мне огромный заряд личной неприязни. Я, кстати, никогда не воображала, что борюсь с девушкой из-за парня, но тут я впервые почувствовала, как это сладко, физически бороться с соперницей из-за мужчины. Но личностные эмоции не помогают в настоящих поединках. Я была слишком эмоциональна и сделала несколько ошибок, затем моя соперница вошла в раж и тоже стала ошибаться. В общем, схватка прошла на невысоком техническом уровне, а на болевых и удушающих мы задерживались дольше положенного, так что даже вмешивался судья. Победа была присуждена моей сопернице, и мой тренер был расстроен и растерян, он понял, что между нами возникла неприязнь и что его девушка рассержена на него за то, что он помогал мне во время поединка.

Эта девушка оказалась мстительной. Как-то раз мы с ней случайно встретились летом, на пляже городского водохранилища. Она подошла ко мне и вызывающе сказала: "Пойдем в лесок, поговорим!" Я сказала, что мне не о чем с ней говорить, но она буквально потащила меня на опушку близлежащей рощицы. Я упиралась, и она начала со мной драться прямо на пляже, в присутствии кучи народа. Когда я поняла, что вынуждена с ней драться, я не знала как это делается – странно для дзюдоистки, не правда ли? Моя противница тоже действовала как неумелая баба, не зная за что меня ухватить. Мы не успели ничего серьезного предпринять, поскольку нас быстро растащили. Тренеру рассказали об этом случае, и он очень на нее разозлился. В общем, они разругались и разошлись, а я стала откровенно с ним кокетничать. Он не сразу это заметил (или не хотел замечать). Однажды, во время отработки приема я потянула его за собой вниз и, находясь снизу, крепко и неспортивно его обняла. После этого мы с ним сошлись. Я рассказала ему о своих тайных ощущениях, он сначала посмеялся, но потом понял, насколько такие вещи усиливают сексуальные чувства. Мы с ним часто боремся в интимной обстановке и оба очень возбуждаемся. Без такой борьбы секс теперь кажется нам пресным.

Я не хочу называть свою настоящую фамилию и город, в котором живу. А имя – правильное.



Анжела Быстрова
2004г.


>> Единоборство и пол

>> Эротика борьбы

>> Рассказы

>> Спортивное единоборство. Драки и поединки по правилам

Пишите Нам / Contact Us

Последнее обновление:

Last updated: