клуб female
женскихsingle combat
единоборствclub
 

 


Столь же неистова

Women boxing
Работа из коллекции Drew Hammond


Englsh Version


В своем провокационном эссе, написанном в 1994 году, феминистка, писательница и спортивная журналистка, Катерина Дунн, категорически отвергает мнение о том, что женщины по своей природе менее агрессивны, чем мужчины. Она заявляет: "Это саморазрушающий бред отвергать существование у женщин мощного боевого духа... Мы не просто заслужили могущество, мы обладаем им... Это обязательно включает в себя способность производить разрушения...".


Katherine Dunn
Катерина Дунн в боксерском зале
Фото из онлайн газеты The Oregonian


Катерина Дунн - известный романист, автор бестселлеров, журналист, певица, радиокомментатор, литературный критик и поэт из Портленда, штата Орегон. Родилась в Канзасе в 1945 году, и ей довелось объехать пол-Амнерики, пока она с семьей не осела в Тигарде, штат Орегон. Она училась в Рид Колледже, где стала писать свой первый роман "Аттик", опубликованный в 1970 году. Вторую книгу "Грузовик" она написала в 1971 году. Дунн провела большую часть десятилетия 1970-х в Европе, где родила сына. После возвращения в США она обосновалась в Портленде. Прошло около двух десятилетий, прежде, чем она опубликовала свое наиболее знаменитое произведение "Любовное помешательство" (Geek Love), за которое ее номинировали на национальную премию за лучшую книгу. После этого ее популярность достигла апогея.

Девушка хотела драться. Dallas Malloy Юная блондинка, владеющая хорошим английским, поначалу вызывала насмешки парней в боксерском зале.

Но, когда Даллас Меллой вышла на любительский ринг в Линнвуде, штат Вашингтон, она не просто вторглась в последний замшелый мужской бастион в спорте. Она бросила вызов древним и все еще живучим понятиям о женской сущности и различии полов, представлению о том, что мужчины физически агрессивны, а женщины - нет.

Меллой, младшая дочь университетского профессора, к шестнадцати годам уже сформировавшаяся пианистка, писательница и спортсменка, привлекла внимание всего мира своим иском к американской федерации любительского бокса против дискриминации по признаку пола и выиграла в суде право американским женщинам принимать участие в любительском боксе. Репортеры и телевизионщики с трех континентов проталкивались в зал, чтобы наблюдать как Меллой побеждает Хезер Пойнер в первом официально разрешенном женском поединке.

На вопрос, почему они хотят драться, юные женщины ответили, что просто получают от этого удовольствие, так же как и некоторые мужчины.

Но есть еще более важный вопрос: как большинство общества относится к активизации женского насилия и к растущим свидетельствам того, что женщины могут быть такими же агрессивными как и мужчины. Частично на этот вопрос ответил тот ночной бой в свете софитов, в битком набитом зале, где, среди прочих, присутствовали многочисленные радостные и буйные женщины-юристы, размахивающие наманикюренными кулаками, со слезами счастья, катящимися по их щекам.

Впервые за мои 13 лет работы в качестве репортера по боксу, в ту историческую ночь я была как в тумане. Что-то в Меллой казалось мне знакомым. Твердость ее глаз напомнила мне женщину, которая меня вырастила.

Моя мама, остроумная, одаренная и крепкая в свои 80 лет женщина, несколько лет назад приобрела ружье. Я бы пожалела взломщика, который дал бы ей шанс применить его. Когда мы были маленькими детьми, она не имела настоящего оружия, но, если было необходимо, использовала любой подручный предмет. Метла, сковорода, ложка или лопата осаживали надоедливых сборщиков налогов, враждебных родственников, крыс, гремучих змей, буйных пьяниц и всех, угрожающих нашей мирной жизни. Моя мама из тех женщин, которые могли управлять четверкой лошадей и школьным автобусом, пахать, стрелять, резать скот, договариваться о цене, чинить крышу, а, придя домой, вышивать цветы на наволочках, присматривая за детьми, помогая им по математике.

Самая любимая мамина родственница - тетя Миртл, мягкая женщина, почитаемая всей семьей. Мы очень любили историю о том, как однажды ночью, в лютый мороз, она в нижней рубахе и в ботинках на босу ногу одна боролась со стаей степных волков, поедавших ее породистых индюшек. Моя мама, тогда еще ребенок, восторженно наблюдала через кухонное окно, как Миртл изящно и зажигательно "танцевала" с топориком, сверкая среди черепов и скелетов клыкастых и мерцающих чудовищ. Кровь текла черными струями на снег. "А на Рождество она подарила нам варежки из волчей шкуры с шерстью вовнутрь и с вышитыми на них снежинками ", - заканчивала мама эту историю.

Более семидесяти лет прошло с тех пор, как Миртл размахивала своим топориком. Наша нынешняя эра ворвалась к нам вместе с социальным потрясением вьетнамской войны, пацифизмом и движением за гражданские права, давшим дополнительный импульс феминизму. Американское общество разрывается между долгим романом с насилием и ужасом опустошения от войн, преступности и разрушения окружающей среды. В нашей борьбе за сдерживание насилия мы забываем, что человеческая способность к насилию - это больше, чем порок, что это также и средство выживания в критических ситуациях. Сложной задачей является осознать природу, способы использования и опасности применения этого средства. Но сначала надо признать, что это существует, что все мы в той или иной степени обладаем этим, включая нас, женщин.

College girl fight

Сделать это нелегко, так многие из нас убеждены, что женщины не способны к агрессии в той же степени как мужчины, что женщины психически слабее по своей природе, и биологически отличаются от мужчин в агрессивности. Многие вообще относятся высокомерно к самой концепции женского насилия. Эти поверия - наследие обветшалого представления о предназначении женщины, с трудом изживаемого под напором борьбы с социальными факторами, все еще угнетающими женщин.

A ведь большинство из нас не существовали бы на свете без щедрых потоков женской физической агрессивности в нашей крови. На протяжении всей человеческой истории, задолго до изобретения антибиотиков и упакованной еды, женщины должны были быть сильными, а иначе они бы не выжили. Они должны были быть свирепыми, иначе бы не выжили их потомки. И эти качества не уменьшились в наш комфортный век кондиционеров.

Girl fistfight

Женщина-полицейский объезжает наш район в одиночестве из-за сокращения средств. В полночь я наблюдаю как она, припарковав свою машину, выполняет свою бумажную работу. Один из служащих круглосуточного супермаркета рассказал мне как она спокойно предотвратила угон машины со стоянки на прошлой неделе. Налетчик был крупный и буйный, но она схватила его, прижала мордой к мостовой и держала так до тех пор, пока не прибыл ее напарник. Служащий считает, что она применила специальный боевой прием.

За последние десятилетия американские женщины доказали эффективность своей работы вo всех юридических фирмах, заслужили доверие тех, кто боролся с лесными пожарами вместе с ними, они продемонстрировали ум, неограниченные возможности, смелость и силу в тысячах видах деятельности - от спорта до космических челноков. Тем не менее, идея о том, что женщины не способны сами о себе позаботиться все еще живуча в нащем обществе.

Вышибала в баре университетского городка не возражает, чтобы костлявый тонкошеий парнень шел один в два часа ночи, но настаивает на том, чтобы кто-то проводил домой девушку, капитана команды по американскому футболу. Такое покровительственное отношение к женщине, возникшее из добрых намерений, делает ее неравной с мужчиной. Этот стереотип беззащитной женщины провоцирует обе стороны - жертву и насильника: женщины верят, что они беззащитны перед лицом мужской агрессии, а преступники рассматривают женщин как уязвимых существ.

То обстоятельство, что женщины являются объектами сексуального насилия (а мужчины - нет), часто используется для обоснования особых мер безопасности для женщин. Но факты говорят о том, что большинство изнасилований в Штатах происходит за закрытыми дверями, людьми, знакомыми жертвам. Изнасилования незнакомцами случаются куда реже грабежей и убийств. Забывая о других видах преступлений, радетели специальных мер защиты женщин основываются на представлении об их уязвимости к насилию, тем самым увеличивая опасность для женщины стать жертвой. Поэтому "уязвимость женщин к насилию" - слабый аргумент в пользу различия полов.

Разумеется, женщина может воспользоваться защитой более сильного человека, но то же может сделать и мужчина. Но когда футбольная капитанша, специалист по ударам локтями, ногами и головой, считает, что ей нужен телохранитель, чтобы проводить ее до комнаты в общежитии, она теряет часть своей индивидуальности.

Нелепо то, что большинство преданных защитников женщин совершенствует эту мифологию слабости вместо того, чтобы бороться с ней. Активные кампании против домашнего насилия, изнасилований и сексуальных преследований очень часто основываются на представлении о женщинах как о слабых жертвах. Некоторые известные лидеры феминизма, такие как Кaтерина МакКиннон и Патриша Айрланд, тоже постоянно изображают женщин как беспомощные объекты мужского насилия.

Утверждение о том, что особи мужского пола физически агрессивны, а женщины - нет, огульно и негативно для обоих полов. Характеристика мужчин как единственных инициаторов насилия, аморальна по отношению к целому полу. Так же и характеристика женщин, как существ не склонных к насилию, предусматривает для них унизительную роль этаких сладких, кротких и слабых созданий.

Приводится масса доводов в пользу половых различий в агрессивности, основанных как на врожденных, так и на приобретенных факторах, но, как в это ни трудно поверить, не существует никаких биологических причин, по которым женщины не могут быть такими же физически агрессивными как и мужчины. Anne Fausto-Sterling Генетик Анн Фосто-Стерлинг и биолог Рут Хаббард, наряду с другими женщинами-учеными, критикуют исследования доказывающие существование биологической дифференциации полов вне репродуктивной функции. Эти ученые настаивают на том, что неисчислимое количество природных и приобретенных факторов имеют очень сложную взаимосвязь.

Энн Фосто-Стерлинг критически рассмотрела множество известных теорий биологического различия полов. Ее работа развенчала суждение о физиологических различиях женского и мужского мозга, как и лучшие вербальные и худшие образные и математические способности у женщин по сравнению с мужчинами.

Prehistoric women

Фосто-Стерлинг также критикует идею о том, что мужчины по своей природе физически более агрессивны, чем женщины. Она особенно развенчивает миф о тестостероне, который якобы является главной причиной возникновения войн, беспорядков, убийств, драк, избиения жен и других форм "мужской" агрессии. Она показала, что нет никаких прямых указаний на то, что тестостерон вызывает агрессивность. На самом деле, исследования солдат, готовившихся к сражениям во Вьетнаме, показали, что уровень тестостерона заметно упал в предверии стрессовой ситуации.

Фосто-Стерлинг заключает, что разница полов, выражаемая в агрессивности, скорее всего вызвана историческими и культурными факторами, а не биологией. Широкий спектр агрессивного поведения людей намного шире простой гормональной струи из желёз. Наука только начала продираться сквозь дебри сложных обстоятельств, задействованных в рассматриваемых явлениях.

Даже понимание разницы между женщинами и мужчинами сейчас меняется. В своем труде "Политика женской биологии" Рут Хаббард указывает на то, что многие физические характеристики людей сильно меняются в зависимости от окружающей среды и поведенческих традиций. Мы склонны предполагать, например, что мужчины генетически награждены более мощным торсом. Но это различие (и другие различия в размерах и силе) между полами искусственно вызваны строгими культурными ограничениями женщин в физической нагрузке, диете и в других вещах.

Методы тренировки спортсменок еше не отработаны, так, что пределы их возможностей пока неизвестны. В 1963 году первая женщина-марафонка на полтора часа отставала от мужского мирового рекорда. Двадцать лет спустя эта разница составляла всего 15 минут. Женщины-спринтеры уступают мужчинам доли секунды, и некоторые специалисты считают, что в начале следующего столетия женщины догонят мужчин в беге.

Zulu female warrior

Возможно, важнейшим доказательством, что женщины обладают огромными возможностями физической агрессии, являются легенды. И так же, как у мужчин, эта способность варьировалась от смелости до жестокости, от самоотверженности до бесчувствия.

Исторические примеры способности женщин участвовать в военных действиях включают в себя традиции африканских женщин в 19 веке, формировавших основу легионов в королевстве Дагомея, и 800 тысяч русских женщин, участвовавших во всех битвах Второй Мировой войны. Все больше женщин служит в боевых частях вооруженных сил Канады, Великобритании, Голландии, Норвегии, CША и других стран, доказывая, что женщины могут быть так же опасны, как и мужчины.

Australian aborigenal female warrior

В то же время, когда руководство армии препятствовало участию в ней женщин-солдат, женская энергия направлялась в различные революционные и террористические группы. Согласно криминалистам Харольду Веттеру и Гэри Перистейну, около четверти первоначальных российских революционных террористов были женщинами, в основном из образованных классов. Из недавней истории: Ульрика Майнхоф и другие участницы немецкой нигилистической группы Баадера-Майнхоф - наиболее известные среди многих террористок в Европе. Значительную долю составляют женщины и в Ирландской Республиканской армии, в движении баскских сепаратистов, в итальянских "Красных бригадах", в палестинской интифаде, так же как и в революционных группах в Азии, Африке и Латинской Америке.

В книге "Стреляй сначала в женщин" британская журналистка Айлин МакДональд привела замечательные интервью с двадцатью террористками, включая Лейлу Халид, лидера Народного фронта освобождения Палестины в 70-е годы. Автор утверждает, что название книги позаимствовано из руководства Интерпола для антитеррористических спецслужб. Многие специалисты, по-видимому, считают женщин-террористок опаснее мужчин - они лучше терпят боль и остаются хладнокровнее в критических ситуациях. Баскская женщина в интервью МакДональд радостно рассказала как дурачила следствие и избавилась от нескольких тюремных сроков, обвинив своего дружка в том, что он втянул ее в ограбления банков, в вооруженные разборки и в подкладывание бомб. Эта женщина перехитрила следователей, использовав их ветхие мужские представления.

Тем не менее, все еще живучи представления о том, что все преступницы-женщины управляются мужчинами в соответствии с патриархальными традициями. (Героини "Тельмы и Луизы" и защита серийной киллерши Айлин Буорнос - прекрасные примеры таких стереотипов). Хотя, на первый взгляд, такая презумпция женской невиновности, нарушаемой мужской агрессивностью, кажется лестной, на самом деле в ней заложена унизительная снисходительность и покровительственность. Репортерша Эми Пагоцци, освещавшая суд над Лореной Боббит (женщина, отрезавшая ножом член неверному мужу - Л.В.), писала: "Младенец - вот, как американские присяжные охарактеризовали Лорену, сняв с нее ответственность за свои действия. Этот вердикт инфантилизует всех женщин и представляет огромную угрозу нам всем."

В тех же редких случаях, когда женщина была признана ответственной за свои противозаконные действия, ее объявляли монстром, намного более опасным, чем мужчина, совершивший такое же деяние. Многие годы ученые считали, что женщины-преступницы являются ненормальными в гормональном плане, обладают мощным волосяным покровом на теле, низким интеллектуальным уровнем и крупными костями. Фрейд считал, что все женщины-преступницы хотят быть мужчинами. Преступницы нарушают сразу два закона - уголовный и жесткое табу на женское насилие.

В общественной сфере существует достаточно примеров того, что женщины могут быть такими же агрессивными дома, как и мужчины. Отказ признать, что женщины могут поступать плохо равносильно отказу воспринимать женщин всерьез.

Amazons

Нет ничего удивительного в том, что женская агрессия проявляется в том месте, где женщины традиционно имели равный или даже более высокий статус, то есть, дома. И именно дома совершаются наиболее опасные преступления - насилия над детьми. Изучение насилия в семье и отчеты штатских и федеральных служб говорят о том, что мужчины чаще совершают сексуальные приставания к детям, а женщины - насилие над ними. Министерство юстиции опубликовало данные, согласно которым 55% детоубийств совершается женщинами.

Учитывая, насколько больше времени женщина проводит в семье, эти цифры не кажутся удивительными. Если, конечно, не отказываться признать, что женщины, так же как и мужчины способны на насильственные действия в качестве реакции на стресс. До сих пор участие женщин в насилиях над детьми мало освещалось в СМИ. А вот насилие над супругами - это область, исследования в которой по-прежнему основываются на старых представлениях о роли полов в насилии. Изначально, кампания против избиения жен базировалась на принципе "мужчина - насильник, женщина - жертва". Никто не спорит с тем, что несметное количество женщин было замучено и даже убито партнерами-мужчинами. Должны быть предприняты все меры, чтобы наказать преступников и помочь их жертвам, и, главное, предотвратить такие преступления в будущем. Но эти факты - только часть сложной и уродливой картины насилия в семье.

Dolly Adams boxes

Растет число исследований, подтверждающих, что женщины участвуют в домашнем насилии так же часто как и мужчины. Опросы, проведенные среди большого числа случайно подобранных людей, показали, что доля инициаторов домашнего насилия среди представителей обоего пола примерно одинакова. Я имею в виду исследования, проведенные Сюзан Стаймец, директором института изучения семьи при университете в Индианаполисе, и Мюрреем Страусом и Ричардом Геллсом, которые в течение 17 лет проводили широкие опросы по поводу насилия в семье, а также исследования Энсона Шупа, Вильяма Стейси и Лонни Хейзлвуд.

Страус и Геллс отметили, что количество актов насилия по отношению к супругам делится примерно на четыре равные группы: мужчина бьет несопротивляющуюся партнершу, женщина бьет несопротивляющегося партнера, взаимное избиение, инициированное мужчиной и взаимное избиение, инициированное женщиной.

Они установили, что, когда рассматривается только женская версия семейных скандалов, результаты не меняются. При анализе самых крайних форм насилия, результаты также оказались те же. (В кулачной драке скорее более крупному мужчине легче нанести увечья более мелкой женщине, чем наоборот, однако применение оружия часто нейтрализует шансы).

Police Gazette Report

Публике была представлена в корне иная картина домашнего насилия, чем в других, менее репрезентативных исследованиях, в которых избиения женщинами их супругов представлялись редкими. Но эти исследования были проведены на маленькой тестовой группе или на данных полиции, и их результаты не могут считаться точным отражением статистики домашних насилий.

Разговоры и реальность отличаются: наши фантазии о женском идеале противоречат реальной силе и многомерности женщин. Когда женская агрессивность становится деструктивной, мы часто не желаем замечать проблему.

В боксе говорят, что удар, который ты не видишь, тебя нокаутирует. В огромном мире игнорирование реалий ослабляет наши усилия к прогрессу.

Мы живем с явным двойным стандартом в отношении женской агрессивности. Она не воспринимается всерьез. "Это не опасно, это всего лишь забавно". Или: "Это самооборона или это инициировано мужчиной". В тех редких случаях, когда женщину признают ответственной, ей наклеивают ярлык монстра, обзывая "ненатуральной женщиной".

Но потихоньку эти стереотипы разваливаются. Мы начинаем осознавать, по словам репортера Линды Эллерби, что "правда состоит в том, что, нравится это нам или нет, женщины могут быть жестокими тоже, ведь жестокость - это не половой признак".

Я подозреваю, что мифология о женщинах, не способных к насилию, возникла из глубинного порыва защитить будущие поколения, передав будущим матерям своего рода "мандат" неприкосновенности, подобно особому гражданскому статусу врачей и работников Kрасного Kреста на войне. Но в реальной жизни возникает та же проблема, что и с гражданскими лицами на войне - вы можете быть битым, но вам не позволено ответить.

Domination

И последнее. Мы, люди, не уважаем жертв, и это неуважение к женщинам отражается в разговорах о их неагрессивной природе. Это относится и к шовинистическим выдумкам о былой власти мужчин, запрещающим женщинам участвовать в целом пласте деятельности - от учебы до чтения, исключали из бизнеса, запрещали владеть собственностью, освобождая от тяжелой ответственности за принятие важных жизненных решений.

Подобного рода риторика абсурдна в наше время, когда миллионы женщин бок о бок с мужчинами трудятся во всех сферах человеческой деятельности. Женщины шли к своим достижениям десятилетиями, борясь в судебных залах, классах, парламентах, на рабочих местах, на улицах. Потребовалась неистовая воля и мужество многих женщин, чтобы выиграть борьбу за признание равенства в интеллекте, изобретательности, организованности и выносливости.

IВ мире бокса, этот вид мужества называют духом. Теперь, с приближением подлинного равенства, было бы саморазрушающим бредом отрицать существование у женщин мощного боевого духа.

Настало время осознать многообразие женщин, как мы осознаем это в отношении мужчин. Женщины - это реальность. Эта реальность распространяется на все человеческие проявления: от немощи до ярости, от плохого до хорошего, от угрозы до опасности. Мы не просто заслужили могущество, мы обладаем им. И это могущество не только помогает окружающим, оно непременно включает в себя возможность производить разрушения и нести ответственность за свои действия.

Катерина Дунн
Перевод английского источника: Mother Jones Interactive.


>> Женская сила

>> Вызов сильных женщин


Пишите Нам / Contact Us

Последнее обновление:

Last updated: