клуб

female

женских

single combat

единоборств

club



Слободские против городских



Anna Рассказ, представленный здесь, повествует о старых российских кулачных потехах "стенка-на-стенку" на праздник Масленицы.
В этот раз потешиться и выяснить кто сильнее решили слободские и городскими девицы.
По мотивам повести Максима Горького "Жизнь Матвея Кожемякина".

Переработка Анны Сидановой

Fisticuffs
Рисунок Николая Куликовского


Кулачный бой - это праздничное развлечение и потеха парней и молодых мужчин. Больше всего боев происходило в масленичную неделю — перед постом люди стремились не только напиться-наесться, но и, насколько возможно, дать волю кулакам. Нечасто, но случалось, в таких боях участвовали и девки...

На льду реки Путаницы на этот раз сошлись девки. В праздник, после обеда, из слободки, засыпанной снегом до крыш и не видной на земле, пестрыми комьями выкатились стайка девчонок. Перебежав замерзшую реку, они кричат на гору:
- Девки, давай бою!
На них сестрины и мамины кофты, иная просто окутана шалью, многие обуты в нелепые материнские валенки, есть бойчихи без шапок - головы повязаны платками.

На горе их ожидает враждебный девичий стан во главе с боевой Парашей Базуновой; горожанки одеты наряднее, удобней и теплей, они смеются над оборванками:
- Вылезли тараканихи из-под маминых юбок! Эй, соплюшки, лезь сюда, мы вам личики разукрасим... Слободские девки относятся к бою серьезно: они деловито, тесною цепью лезут вверх по остеклевшей горе, цапаясь руками за куски мерзлой глины, и покрикивают:
- Эй, наша сторона, - не разваливайся! Не заскакивай вперед, не наяривайся! Сначала горожанки стараются сбрасывать нападающих под гору, но это опасно: слободские цепко хватают их за ноги и если кувырком летят вниз, так вместе. Тогда городские отступают, впуская слобожанок на Поречную, и здесь сразу разгорается веселый бой.
- Вали, наши, вали! – кричат юные слободские девки, наступая на противниц плотной стенкой. - Бей нежных! Они жилистей горожанок, ловчее и храбрее; их отцы и матери чаще и злее бьют, поэтому они привычны к боли и чувствительны к ней менее, чем городские девчата.

А городские девки ведут бой с хитростями, по примеру отцов и матерей: выдвинут из своей стенки против груди слобожан пяток задористых девок, и, когда слобожанки, напирая на них, невольно вытянутся клином, город дружно ударит с боков, пытаясь смять неприятельниц. Но слободские девки привыкли к этим ухваткам: живо отступив, они сами охватывают горожанок полукольцом и гонят их до Торговой площади, сбрасывая на землю крепкими ударами голых кулаков или подсекая ногами. На площади уже собрались более взрослые городские девки, ожидая своей очереди вступить в бой; обе стенки противников выравниваются, осыпая друг друга бранью и насмешками.
- Сыты ли? - спрашивают слобожанки, гордясь победой.
Городские нестройно поют:
Голопузая слободка
Продает девок за водку...
Не оставаясь в долгу, слободка отвечает:
А окуровски мещане
Мать-отца сожруг со щами...
В морозном воздухе непрерывно звучат детские голоса, раздаются зазорные слова.
- Нищенки!
- Обжорки!
- Воровки!
- Сами - жулье!

Отдохнув за время словесной брани, разгорячась обидами, две девичьи толпы снова бросаются друг на друга, ухая и подвизгивая, разбивая носы и губы. Теперь дерутся на глазах старших мужиков и баб, и каждой девке хочется показаться перед парнями, продемонстрировать ловкость.

Иногда из стенки выскакивает девчонка с разбитым носом или рассеченною губою, подходит к зрителям, поплевывая на снег, употребляя великие усилия, чтобы сдержать слезы боли, обиды и озлобления.
- Что, дура? - неласково встречает ее мать или отец. - Опять расквасили морду-то? Так чего лезла? А ты зареви! Ишь, сморшила харю-то!
Девка ревет, а отец, поймав ее за ухо, треплет и приговаривает:
- Не реви, коли в драку лезешь, сучье племя!

Бой затих, и и слободские девки пренебрежительно вызывают городских:
- Эй, невесты, выходи, что ли!
- Не трусь...
Разорвав свою стенку, выходит вперед статная Машка Ключарева, племянница певчего, плотная, румяная и гибкая молодица лет шестнадцати.
- Но, прочь! - говорит она городским девкам, махнув на них рукою, как на воробьев; они почтительно отступают, некоторые бегут ко взрослым, тревожно извещая:
- Машка Ключарша вышла! Айдате! Вон она растопырилася, глядите-тко! Машка сбросила с плеч лохмотье, сняла с головы платок, кинула его за плечо и вызывает:
- Выходи, невестушки! Ну, кто там? Один на один! Эй, курицы!
Машка стоит разрозовевшаяся, волосы спутаны, рот загнут вниз, как у совы, тонкие губы презрительно искривлены; она широко расставила ноги, уперлась руками в бока и красуется, поглядывая на соперниц светлыми, недобрыми глазами. Городские девки долго вполголоса спорят - надо поставить против Машки однолетку, а однолетки, зная ее ловкость, неохотно идут. Тут нехотя вышла коренастая, грудастая, широкорожая Базунова - слободские хохочут и свистят: в скорости Базуновой минет девятнадцать лет.
- О-го-го! Какую старушку поставили!
- Бабушка, не робь!
Базуновой стыдно: оборотясь назад, она жалобно кричит:
- Василиса, шла бы ты! Кулугурова?
- Я опосля тебя, - густо отвечает Кулугурова, но тут же откровенно говорит: - Да ведь уж билась я с ней, - не сладить мне.
Не глядя на Машку, Базунова спрашивает:
- Хошь со мной?
- Хошь с мамашей твоей! - хвастливо отвечает Машка.
Базунова вытянула вперед сжатый кулак левой руки, правую согнула в локте и, угрюмо сдвинув брови, готовит удар - «насыкается». Хрустит снег под ее ногами, кругом напряженное молчание, обе стенки дружно обнимают бойчих широким кругом, покрикивая:
- Раздайсь! Не тесни, эй!
Машка зорко следит за противницей, иногда она быстро взмахивает правой рукой - Базунова отскочит, а Машка будто бы подняла руку голову почесать.
- Ты не бойся! - глумится она. - Я не до смерти тебя, я те нос на ухо посажу, только и всего дела! Ты води руками, будто тесто месишь али мух ловишь, а я подожду, пока не озябла. Экой у тебя кулак-то! С полпуда, чай, весу? Каково-то будет мужу твоему!
- Тебе вот плохо будет! - ворчит Базунова.
Городская бойчиха размахнулась, ударила слободскую под микитки - Машка присела и ткнула Парашку в груди снизу вверх, спрашивая:
- Как здоровье-то?
Освирепела Базунова, бросилсась на противницу, яростно махая кулаками, а ловкая девка, уклоняясь от ударов, метко била ее с размаха в левый бок и по сусалам.
- Параня, не горячись! Что ты, дурова голова? Стой покойно, дубина! - кричали горожане.
- Дай ей в хлебово!
- Не горячись, слышь! - повторяла слободская бойчиха, прыгая, как мяч, около неуклюжей девки, и вдруг, согнувшись, ударила ее головой в выпуклую грудь и сбила ее с ног кулаком в живот - под душу. Слобода радостно воет и свистит; сконфуженные поражением, городские нехотя хвалят победительницу.
- Ловка, шельма!
- Да-а! Туровата.
- Верткая...
- Сыровата Парашка-то против его!

Базунова, задыхаясь, поднимается, садится на землю и бормочет:
- Ежели она вроде комарихи, - вьется, вьется ... эдак-то разве бьются?
- Эй, Кулугурова! - гордо кричит победительница. - Ну-ко, иди сюды!
- Не люблю я поодиночке...
- Не любишь?
- Я - в стенке...
- А на печке?

Но Ключариха не слушает, надвигается на Кулугурову. Той деваться некуда, и она первой ударяет с тычка в грудь Ключарихи. Та пошатнулась, но крепко устояла на ногах.
- Хороший удар, ну теперь сестричка держись. С тычка ударила Кулугурову Ключариха. Та пошатнулась, сильно подалась назад, и, казалось, что она упадет навзничь, но, качнувшись назад, качнулась на перед и упала на колени, но потом все-таки поднялась сама и молча отошла в сторону.

Девицы слободы радостно запели во все горло:
- На печку, под печку, на тепленький шесток залез толстенький коток! Вздули, раскатали, зубы расшатали!
Среди городских девок осторожное движение, глухой ропот.
- Эй, наши, гляди в оба! - командует Ключарева. - Валька Ордынцева, иди сюда! Дуська и Фроська - становись ко мне!
И вдруг, махнув руками, она бросает своих на кучу горожанок, выкрикивая высоким альтом:
- Бей невестушек, не жалей кулачков! Вали-и, меси сало!
Снова сшиблись девчата, бойко работают кулаки, скрипят зубы, глухо бухают удары по грудям, вот две девки вздумали бороться и барахтаются на притоптанном снегу.
- Не робь, наша! - кричит Кулугурова.
- Держись, слобода! - звенит чей-то голосок.
Кипит крутой бой, бойчихи сошлись и ломят друг друга во всю силу, яростно оспаривая победу.
- Бей невестушек, оладушниц! - покрикивают слободские девки.
- Стой, наши, не беги! - командуют Кулугурова с Базуновой, но городские девчата уже отступают, не выдерживая дружного и быстрого натиска слободских; так уж издавна повелось, что слобода одолевает, берет бой на площади и гонит городских до церковной ограды...

Тут торжествующая Машка Ключарева кричит:
- Всё, молодки, хватит с них, пусть курочки перышки почистят, если что осталось!
Городским девкам уже неохота драться, да и иссяк уже боевой пыл у обеих сторон. Незаметно растворились девки в праздничной толпе...

Апрель 2013

Эксклюзив Клуба Женских Единоборств


>> Рассказы

>> Гендерное инвертирование классики


Пишите Нам / Contact Us


Последнее обновление:

Last updated:


Информация, содержащаяся на данном сайте, является интеллектуальной собственностью ее авторов и владельцев.

Information contained on the site belongs to its authors and owners.

В соответствии с международными законами об авторских правах, при перепечатке материалов с этого сайта необходимо ставить видимую ссылку на "Клуб женских единоборств" с указанием электронного адреса: http://fscclub.com .

In accordance to the international copyright laws, a visible reference to the "Female Single Combat Club" must be placed as well as the URL address: http://fscclub.com if any material from the site is reprinted.

Авторские права © 2000 ЛеВВ. Все права защищены

Copyright © 2000 LeVV. All rights reserved