клубfemale
женскихsingle combat
единоборствclub
logo
 

 


Скульптура в музее



English Version

Woman watching pankration

Зрительница

Композиция по работам Pamela Saralli и Yanny88


Oksana Petrenko Когда-то поединки обставляли красиво.
Всадники в ярких одеяниях c пиками наперевес летели навстречу друг другу,
стараясь выбить противника из седла.
А нарядные дамы с трибун наблюдали, радуясь тому, что мужчины рискуют жизнью и умирают ради них.
Возбуждённые зрелищем, они бросали победителям красные розы.
А ночью страстно отдавались тому, кто сумел повергнуть соперника в прах и небытиё…

Зовут меня Оксана Петренко, живу в украинском городе Днепр. Я – преподаватель музыки в детской музыкальной школе, женщина нежная, деликатная и хрупкая. Я обожаю искусство, поэзию, музыку. Ненавижу грубость, хамство, хотя, окружающая жизнь далеко не такая возвышенная. С детства я, как и все, соприкасалась с пьянками, матерщиной, драками. Но это было далеко за пределами моей семьи и моего круга общения. Конечно, я не была идеальной пай-девочкой. Однажды, например, в классе седьмом, двое мальчишек подрались из-за меня, и я почувствовала, что мне это приятно. Ну и, как и любой девочке и девушке, мне нравились смелые сильные парни, способные физически тебя защитить. Но это всё было на заднем плане моей жизни, причём даже не на втором, а где-то на третьем. Одним словом, фон. Я никогда не любила спортивные передачи по телевизору, особенно силовые виды спорта типа тяжёлой атлетики, бокса и борьбы. Но однажды со мной произошла метаморфоза. Возможно, дикие животные инстинкты таятся в каждом человеке, в том числе и в тонких женских душах. Это открытие меня неприятно удивило, и во мне вспыхнула внутренняя борьба между нежной натурой и дикими инстинктами. И дикие инстинкты на короткое время взяли верх.

Pankration
Борцы (Pancrastinae). Римская копия 3-го века утраченного греческого оригинала
Галерея Уффици, Флоренция, Италия. Источник: WikiWand

А началось это так. Я впервые попала в Италию и, с жадностью человека, оказавшегося в мире итальянского искусства, буквально пожирала щедро разбросанные по музеям и храмам шедевры. Во Флоренции, в галерее Уффици, я набрела на скульптуру "Борцы", римскую копию с греческого оригинала. Я, конечно, уже была знакома с этим сюжетом по книгам о Древней Греции. Но скульптура в музее меня поразила. Я долго ходила вокруг неё и наслаждалась видом сплетённых в яростном противостоянии мускулистых тел. Поначалу, я испытывала неловкость, рассматривая двух обнажённых мужчин, но сумела преодолеть её. В конце концов, это искусство, а не порнографическое изображение. Я стала присматриваться к деталям скульптуры. Верхний боец левой рукой захватил руку соперника и приготовился ударить его правой. Я, бесконечно далёкая от спортивной борьбы, с удивлением осознавала, что пытаюсь разобрать перепетии единоборства двух мужчин. Единственное, что я поняла, что это были не обычная борьба, в которой, я знала, не применяются удары. Это был какой-то особый древний стиль единоборства. В местном сувенирном магазинчике я купила репродукцию с этой скульптурой и узнала греческое название единоборства - панкратион. Потом я повесила репродукцию у себя в квартире. Во мне проснулась любопытство, и я стала подробно изучать историю древнегреческих Олимпийских игр и панкратиона.

В Древней Греции существовал культ "агона" - мужского физического соперничества. В этом смысле панкратион был самым ярким воплощением этого культа. Панкратион впервые был включен в программу древнегреческих Олимпийских игр в 648 году до н.э. на 33-х Олимпиаде. Он сочетал два более древних олимпийских вида - борьбу и кулачный бой (бокс). Впрочем, набор приёмов в панкратионе был значительно шире, чем комбинация приёмов бокса и борьбы. Ввиду опасности для здоровья и жизни юноши были допущены к панкратиону лишь со 145-й Олимпиады в 200г. до н.э. Панкратион надолго привлёк к себе внимание ценителей боевых искусств Эллады. Победители в самом трудном и опасном виде спорта, панкратионе, становились народными героями, особенно в их родных городах-государствах (полисах). Самые красивые девушки удостаивались чести увенчать победителя Олимпийских игр лавровым венком. Победители заносились в особые почётные списки и пользовались в своих полисах особыми привилегиями. В древнегреческой мифологии считалось, что родоначальником панкратиона был сам Геракл, боровшийся в этом стиле с Немейским львом. Панкратион приблизительно переводится с древнегреческого языка как "всеми средствами", "всей силой". Древний панкратион начинался на четвёртый день Олимпийских игр. Поединки проходили на специальной площадке, покрытой песком. Именно в панкратионе определялись самые сильные и мужественные атлеты. Двое невооруженных обнаженных мужчин сходились в поединке, в котором применялись захваты, броски, удары руками и ногами, болевые приемы и удушающие захваты. Цель панкратиона – добиться положения, когда противник уже не в состоянии сопротивляться или сдаётся. В панкратионе позволялось бить лежащего (что и изображено в скульптуре). Но и лежащий мог ответить тем же... Для тех, кто интересуется, я прилагаю краткое описание особенностей тактики и техники панкратиона.

Тогда, в Уффици мне и в голову не могло прийти, что эти мраморные бойцы могут войти в мою личную жизнь. А они вошли... Когда я стала подробнее изучать историю пaнкратиона, я обнаружила и сайт "Клуб женских единоборств", из которого вперые узнала, что борьбой и панкратионом занимались даже спартанские женщины. По крайней мере, это утверждается в третьей книге элегий римского поэта Секста Проперция (50 г до н.э. — ок. 16 до н.э.). В память о тех легендарных женщинах хочу поместить здесь соответствующую иллюстрацию. Мне очень понравился короткий эпистолярный рассказ "Вызов спартанки", в котором тоже упоминается та самая скульптура. В рассказе примечательно послание некоего Клеомена, свидетеля женского поединка, в котором он увидел эротичность. Хотя там говорится о женском единоборстве, но прочитав этот рассказ, я впервые осознала, что сама ощущаю эротичность поединка, только мужского, разумеется. Поэтому меня так заинтересовала именно эта статуя, хотя в той же Флоренции есть множество скульптур обнажённых мужчин. То есть, именно мужское единоборство особо привлекло меня, заставив изучать панкратион.

Когда я стала набирать в поисковиках слово "панкратион", я с удивлением узнала, что, оказывается, древний панкратион получил второе рождение в наши дни, и уже существует несколько его разновидностей. Одна из них – смешанные боевые искусства (по английски "Mixed Martial Arts" – MMA). Да и огромное множество других видов единоборств уже включено в Олимпийские игры и в чемпионаты мира. И даже женщины тоже этим всем занимаются. А я, наивная, считала, что есть только борьба и бокс. И только для мужчин.

В апреле 2017 года я случайно увидела объявление о проведении международного турнира по смешанным боевым искусствам "WWFC" у нас в городе, в фитнес клубе "Приозёрный". Раньше я бы это объявление пропустила, но в этот раз я решилась туда пойти, чтобы своими глазами увидеть, что это такое. Я люблю изучать предмет со всех сторон. Зрителей в зале было немного, в основном, "свои": сами бойцы, их близкие и друзья. Участники соревнований сражались в большой восьмиугольной клетке, установленной на возвышении, а зрители стояли вокруг. Женщин среди зрителей было мало, и они с откровенным любопытством глазели на меня, видимо мучимые вопросом "чья я". Но ко мне быстро подошли двое крепких мужчин и пожелали познакомиться. Они вежливо осведомились, что меня привело на столь "неженское" зрелище. Я сказала, что изучаю историю, заинтересовалась древним панкратионом и решила посмотреть на современных бойцов, борбющихся в этом стиле. Мои новые знакомые, оказавшиеся тоже бойцами "смешанных боевых искусств", не отходили от меня и комментировали бои, объясняя тонкости боевой техники. Так я вошла в чужой и незнакомый боевой мир. Под прикрытием стоящих рядом мужчин я постепенно раскрепостилась. Пару раз даже поймала себя на том, что в азарте выкрикивала что-то. Больше всего мне запомнилась короткая красивая схватка Али Гусейнова с Андреем Шкодой, напомнившая легендарные поединки древних героев. Шкода поднял Гусейнова в воздух как Геракл Антея и раскрутил его тело как пропеллер. А потом с размаху бросил на пол. Я была уверена, что это конец поединка, но Гусейнов не растерялся, схватил соперника сзади за шею, перевернул через себя и продолжал удушать его сзади. Шкода размяк и несколько секунд лежал без движения. Впечатляющая победа, достойная античного героя! В отличие от Антея, который терял силы без связи с матерью-землёй, Али наоборот, набрался в воздухе сил и быстро сломил соперника. Познавая незнакомый мир единоборства и наблюдая эти жестокие поединки, я удивлялась сама себе. Действие, которое раньше я посчитала бы дикой дракой и постаралась бы уйти от неё подальше, вдруг вызвало во мне положительные реакции. Я осознавала, что не просто наслаждаюсь доблестью, силой и ловкостью бойцов, но и получаю удовольствие от каждого удачного удара, броска, захвата или удушения. И даже не жалела проигравшего, лежащего без движения. Признаюсь, что самый сладкий момент – это когда один боец "отключает" другого – ударом или удушением. И это признание не грузчицы со склада, а тонкой грациозной девушки, нежной натуры, эстетки, ценительницы искусства... Наблюдая за боями, я ловила на себе злые взгляды девушек-зрительниц. В околобойцовском мире я, конечно, была белой вороной и сильно отличалась от подружек бойцов, большинство их которых равнодушно наблюдали бои, когда в них не участвовали их дружки. Я же наслаждалась телами бойцов и каждым их движением. Так я попала в сети своих диких инстинктов, о которых двадцать пять лет своей жизни не подозревала. Пока не попала в галерею Уффици...

Heracles and Anteus
Геракл борется с Антеем.
Источник: Royalty Free Stock Photo

Потом я еще пару раз встречалась с этими двумя милыми "телохранителями", бывшими со мной на соревнованиях. Назовём их Володей и Лёшей. Но разговаривать с ними, кроме как на спортивные и житейские темы, было практически не о чем. Это был простой мир жёсткой силы, с которым я до этого никогда не соприкасалась, но его новизна покорила меня. С того момента я стала смотреть поединки по смешанным боевым искусствам в системе Youtube и буквально подсела на это. Но наблюдать схватки на экране - это далеко не то, что быть рядом с бойцами. Дух борьбы, включая запахи пота и крови, можно ощутить только рядом с бойцовской клеткой. И случай представился. И весьма экзотический...

Как-то мне позвонил Володя и попросил встретиться с ним и с Лёшей для серьезного разговора, важного для них обоих. Мы встретились в одном из кафе на проспекте. У парней были серьёзные лица, и я не догадывалась, зачем они меня позвали. Володя ошарашил следующим сообщением: "Дорогая Оксана, мы с Лёшей должны признаться, что оба в Вас влюбились. Мы видели как Вам понравились бои в клетках и хотим драться по правилам ММА в Вашем присутствии, чтобы доставить Вам удовольствие. А вдруг кто-то из нас Вам больше понравится...". Я была в шоке. Признание в любви с предложением присутствовать на дуэли, причиной которой была я, так тронуло, что я не стала кокетничать, и с благодарностью согласилась. Я только заметила, что я из другого мира, и что навряд ли у меня с кем-то из них может получиться что-то серьёзное. Они приняли это с как должное и сказали, что сообщат мне о времени и месте. А я, чтобы подготовиться, вспомнила про рыцарство и, на всякий случай, приготовила слова напутствия бойцам, как положено дамам на рыцарском турнире...

И вот, за мной приехал Володя и отвёз меня в загородный особняк, где для нас была приготовлена большая пустая комната с камином, застеленная ковром. У камина стояло удобное кресло для единственной зрительницы. Там нас уже ждал Лёша. Я очень волновалась. Тогда дрались незнакомые парни, отделённые от меня сеткой боевого восьмигранника. А тут предстояло биться моим знакомым - прямо рядои со мной. Кроме того, я стала задумываться о том, что будет после окончания поединка, и в каком положении я окажусь. В то же время, я уже жаждала боя, и это чувство затмевало все остальные. Мужчины попросили меня посидеть у камина, пока они подготовятся и наденут боевые перчатки. Минут через десять оба бойца вошли в зал, обнажённые до пояса и одетые в шорты. Они молча предстали передо мной, и я залюбовалась их телосложением и мышцами, которые играли в отсветах каминного огня. Они явно ждали от меня слов напутствия. Тогда я, произнесла заготовленное: "Верные мои рыцари! Я всем сердцем благодарна вам за доверие и за выбор такого достойного способа служить даме сердца. В наши времена стать причиной благородной рыцарской дуэли - это большая честь. Любая дама была бы счастлива на моём месте. И сейчас счастлива я! Напутствую вас на бой! Не посрамите своих предшественников, древнегреческих олимпийских бойцов. Бейтесь честно и благородно, без поддавков и режиссуры. Я не гожусь в рефери и не буду секундантом, поэтому рассчитываю на ваше благородство и рыцарскую честь. Также надеюсь, что после боя не будет совершено попыток несанкционированного приближения к моему телу, которым я должна всецело распоряжаться сама. Вы оба знаете, что такое честный бой, и я уверена, будете сражаться изо всех сил. Единственное, что остаётся даме в данной ситуации - в меру своих слабых сил вдохновлять рыцарей на подвиг. Итак, в бой, храбрые рыцари! Будьте достойны Геракла!". Володя и Лёша были немало смущены моим высокопарным напутствием и выглядели весьма растерянно. Я забралась с ногами в кресло и тихо произнесла: "А теперь - в бой!".

Описывать динамическую схватку трудно даже спортивным комментаторам. Оба дрались с полной отдачей. Это был великолепный рукопашный бой. Я не представляла, что люди могут так страстно драться. Они бились как древние воители, врубаясь руками и ногами в плоть друг другу. Они кидали и переворачивали друг друга. Они хрипели от нечеловеческих усилий, и их тела покрылись слоем пота. А я стонала от переизбытка эмоций и от непривычной сладости, разливавшейся по всему телу. Эти храбрые мускулистые парни сражаются из-за меня, чтобы понравиться мне, слабой беззащитной женщине. Чтобы завоевать меня в бою. Да, завоевать! Мало кто из современных женщин может похвастаться, что ради неё организовали рыцарский поединок, это вам не пьяная уличная драка. В тот момент я была на вершине блаженства. Я посматривала на свои тонкие обнажённые руки и ноги и сравнивала их со вздутыми от напряжения конечностями бойцов. И я ни за кого не болела, мне было всё равно, кто победит. Я болела за праздник мужской стихии и страстного боя.

Меня сверлила лишь одна мысль: когда бой закончится, я спрячусь в мускулистом теле одного из бойцов. Кого – не важно. Бой кипел, и во мне нарастало нестерпимое желание. В мыслях всё переменилось. Вся эта мишура с благородными рыцарями, прекрасными дамами, честными поединками куда-то испарились. Сейчас передо мной двое самцов свирепо сражаются из-за самки. Два крепких мускулистых тела борются за право обладать нежным и мягким телом. Я жаждала поскорее приникнуть к одному из бойцов, не имело значения, к которому. И неважно, кто победит... Наконец, бой окончился. Один из бойцов упал и лежал несколько секунд без движения. Кто победил, для меня уже не имело никакого значения. Я замерла в своём кресле. Победитель подошёл к побеждённому и помог ему встать. После этого побеждённый молча удалился, а победитель сел на ковёр, и в наступившей тишине я услышала его тяжёлое дыхание. Я спрыгнула с кресла и присела рядом с ним. Я почувствовала резкий запах мужского пота, и это возбудило меня до крайности. Он смущённо попросил меня отпустить его принять душ. Но я повелительным тоном прошептала: "Сейчас и здесь!"

Я отдалась ему, будучи уже в полуобморочном состоянии. Я чувствовала, что он берёт меня не как обычную женщину, а как добычу, завоёванную в жестоком бою. В первом раунде он сумел победить сильного противника, но сейчас был уже второй раунд, и "борьба" велась с совершенно другим противником. Богатырь быстро терял силы в схватке с худенькой женщиной. Он отдавал их мне, и сам входил в полуобморочное состояние, как нокаутированный боец, уже плохо соображающий где он, и что с ним приключилось. А я, наоборот, ощущала, что побеждаю доблестного победителя, что моё маленькое тело не так слабо, оно сделало с ним то, что не смог сделать мускулистый противник своими кулаками. Теперь он лежит без чувств, как только что лежал побеждённый им противник. А я чувствую победительницей себя. Я, торжествуя, склоняюсь над поверженным мною бойцом...

На этом можно было бы поставить точку, и рассказ был бы вполне законченным. Но это не выдуманный рассказ, а реальная история. Поэтому я должна добавить несколько слов в качестве эпилога. Описанное событие стало для меня яркой вспышкой эмоций и бесценным жизненным опытом. Я получила мощный сексуальный заряд, и теперь смотрю на интимный мир совсем другими глазами. Но такие яркие вспышки не повторяются, как первый поцелуй или первые роды. Уже на следующий день пришло отрезвление, и я поняла, что вспыхнувший интерес к мужским поединкам угасает. И я осознала, что мужчины, которые бились как львы из-за меня, были неинтересны мне как личности. Но я позвонила проигравшему бойцу и пригласила его к себе. Я, как могла, отблагодарила его за проявленное мужество, за готовность получить увечья ради дамы. Я сказала ему, что он дрался отлично, на равных с соперником и вполне мог бы оказаться победителем, если бы ему чуть больше повезло... Я попыталась мобилизовать остатки того мощного эротического заряда, вызвав в памяти недавнюю яростную схватку. И я получила последнюю дозу наслаждения от бурного и короткого романа с грубым миром мужского единоборства. И я считаю, что исполнила свой долг перед обоими мужественными и благородными людьми... На этом я окончательно закрыла главу жизни, начавшуюся в галерее Уффицци.


Приложение. Традиции и техника древнего панкратиона

Узнав о панкратионе и заинтересовавшись этим древним единоборством, я ознакомилась с основными источниками в интернете. Я перечитала многие древнегреческие мифы и легенды, изучила историю античного спорта и Олимпийских Игр. Я старалась вникнуть в традиции и обычаи единоборства в Древней Греции. И ещё я старалась понять, какие приёмы панкратиона применялись и были наиболее действенными. Будучи женщиной, причём неспортивной и никогда раньше не интересующейся спортом, я испытала некоторые трудности в изучении этого вопроса. Поэтому надеюсь на снисходительность. Хотя, как человек аккуратный и организованыый, я всегда углубляюсь в предмет, который меня заинтересовал.

Pankration

Панкратион - это бой "без ограничений", бойцы могли использовать любые мыслимые приёмы, кроме двух: запрещено было кусаться и выдавливать сопернику глаза. Кстати, в местных соревнованиях в Спарте и эти "приёмы" допускались. Судьи "элладоники" внимательно следили за поединком. В руках они держалих специальные жесткие розги, расщеплённые на конце, которыми они стегали нарушителя или останавливали поединок. Элладоники избирались из самых авторитетных членов общества. Во время состязаний они старались не допускать нанесения тяжелых увечий и смерти бойцов. Они могли прекратить поединок, если видели, что один из бойцов имеет явное преимущество, и продолжение боя становится опасным. В соревнованиях по панкратиону не было весовых категорий, а поединки не ограничивались временем. В то же время все бойцы делились на две группы - мужчины и мальчики.

В Древней Греции панкратион был популярен в разных слоях свободных граждан. Панкратионом занимались такие великие люди как Сократ, Аристотель, Филон Александрийский. Знаменитый философ Платон был олимпийским чемпионом по панкратиону, хотя и считал этот вид не подходящим для военной подготовки. Основной составляющей древних войн был рукопашный бой, и культ мужского физического соперничества "агона", характерный для Древней Греции, был связан с условиями жизни. Тем не менее, ошибочно полагать, что панкратион и другие единоборства культивировались в Древней Греции с утилитарной целью закалки воинов. Платон, как видим, как раз считал панкратион неэффективным с точки зрения военной подготовки. Культ мужской силы и мужского соперничества был важнейшим элементом античной культуры, питавшей произведения литературы и искусства. Без него не было бы ни Гомера, ни многочисленных легенд, ни живописи на вазах, ни скульптур... В том числе, не было бы скульптуры борцов, выставленной в Уффици, которая сподвигла меня на изучение древнегреческого единоборства.

В своих "Законах" Платон дал некоторые рекомендации бойцам, например атаковать соперника с "неудобной" для него стороны: правшу слева, а левшу - справа. Существовал ещё один любопытный тактический приём: во время схватки выбирать такие позиции, чтобы солнце светило сопернику в глаза.

Поединок по панкратиону начинался в стойке (эта часть поединка называлась "верхним панкратионом"). Иногда кому-то удавалось нокаутировать соперника в стойке, но в большинстве боёв схватка продолжалась на земле ("нижний панкратион"). Причём, на земле, как правило, боролись дольше, чем в стойке. О приёмах, применяемых античными бойцами судят по сохранившимся письменным описаниям и рисункам на посуде. Техника боя в панкратионе соответствовала изречению Филострата Флавия в книге “О гимнастике”: “Идеальный боец в панкратионе тот, кто борется лучше, чем боксер, и боксирует лучше, чем борец”. Панкратион сочетал борцовскую технику, удары руками и ногами, удушения и болевые приёмы. Бойцы должны были обладать гимнастической подвижностью. В отличие от классической борьбы, схватка на земле завершалась не в силу какого-то заранее определенного условия, как, например, после троекратного падения в античной борьбе, а в результате невозможности одного из соперников продолжать поединок или его капитуляция. Для победы в бою применялись все доступные средства. Бойцы использовали удушения, выкручивания суставов, захваты и заламывания. Применялись разнообразные удары: кулаками или ладонями (без ремней или перчаток, как в боксе), ступнями и коленями - по всем участкам тела. Считается, что это единоборство во многом напоминало английский бокс без перчаток (пугилизм) 18-го века.

В отличие от боксёров, бойцы панкратиона (панкратиасты) обычно не надевали на кисти защитные ремни, поэтому удары руками не могли быть такими же сильными, как в боксе из-за возможного повреждения рук. В то же время, в панкратионе удар кулаком в уязвимые точки (например, в нос или подбородок) иногда был последней попыткой избежать грозящего поражения. Например, чтобы избавиться от невыносимой боли при выкручивании сустава, боец наносил удары, даже рискуя получить травму руки. Аналогично, когда боец задыхался при удушения, он не задумывался возможном травмировании руки. Панкратиасты могли ударять соперника как выше, так и ниже пояса, в том числе в пах и в половые органы (см. пятое изображение слева на серии картинок внизу).

Если удары руками у панкратиастов обычно были слабее, чем у боксёров, то удары ногами являлись очень эффективным методом единоборства. Атака ногой, да ещё с разбега, могла причинить огромный ущерб сопернику, особенно, если удар пришёлся в промежность, в диафрагму или в лицо. Обычно удар ногой сопровождался другими приёмами, в частности, захватом за руку и постановуой защитного блока другой рукой. Удар прямой ногой применялся редко, так как мог быть захвачен соперником. В ближнем бою атаковали согнутыми ногами или коленями. Самым популярным был удар в область желудка и паха. Поскольку бились обнажёнными, никакой защиты самой уязвимой мужской части тела - половых органов - не было.

В панкратионе применялись разнообразные болевые приёмы, а именно, заломы конечностей и суставов: заломы руки, плеча, локтя, ноги, пальцев рук и ног. Заломы нередко заставляли соперника сдаться, когда он испытывал нестерпимую боль. Распространёнными приёмами были удушения: "традиционное" удушение двумя ладонями, зажим трахеи, нажим большим пальцем на адамово яблоко, различные захваты шеи сзади. В редчайших случаях, бойцу, обладающему особой силой, удавалось провести удушение грудной клетки с помощью "медвежьего объятья". Этот приём описан в книге Сенкевича "Камо Грядеши", в эпизоде, когда два гладиатора боролись без оружия для развлечения римского императора. Они крепко "обнялись" и стали изо всех сил сжимать грудные клетки друг друга. "Противник Кротона начал дышать все чаще, потом захрипел, потом лицо его посинело — вдруг кровь хлынула из его рта, и он поник...".

Еще одна группа приёмов - это броски и переводы соперника на землю. Если в классической борьбе можно было использовать только руки и касаться ими только верхней части туловища соперника, то в панкратионе открывалось множество возможностей для захватов и бросков. К примеру, можно было схватить соперника за ногу. Бедро часто использовалось как рычаг для того, чтобы приподнять соперника, а затем с размаху бросить его на землю. Атакующий боец старался перевернуть соперника вверх ногами и отпустить, чтобы тот упал головой вниз. Другой путь - удерживать тело бросаемого соперника, чтобы продолжить атаку на земле. Популярным приёмом был встречный захват со спины. Атакующий подминал голову соперника себе под грудь, хватал его сверху за торс или талию, сведя руки у него на груди или животе. Затем мышечным усилием поднимал соперника кверху ногами, чтобы бросить через себя на землю. Разновидность этого приёма: схватить соперника не за торс, а сзади за шею и, падая на спину, удерживать его за шею, стараясь бросить через себя. Эта комбинация броска и удушения иногда приводила к немедленной отключке соперника. Pankration

Как уже сказано, основная борьба за победу обычно разворачивалась на земле. Во время перехода из стойки на землю каждый боец старался получить выгодную позицию, например, оказаться сверху, чтобы атаковать кулаками или в положении "валетом" зажать ногами талию соперника ("ножницы"), а лучше - шею. На земле использовались уже упомянутые зажимы суставов и конечностей и удушения.

Открытый, свободный стиль панкратиона, использование ударов ногами, наскоков, толчков и бросков вместо чисто борцовской техники вяжущих захватов или боксерских ударов кулаками, делал панкратион гораздо более зрелищным, чем борьба и бокс, а поединки - менее предсказуемыми. В то же время, этот вид единоборства был очень опасным, ведь это были фактически "бои без правил".

По внешнему облику панкратиаст был тяжелее кулачного бойца и обладал практически теми же гибкостью и подвижностью. В то же время он отличался и от классического борца меньшим весом, более мягким очертанием мускулов и более высокимий подвижностью и ловкостью. Тело панкратиаста было более изящным, чем тело классического борца, воплощавшего в себе вес и мощь. Панкратиаст обладал большей подвижностью бедер, которые только в этом виде использовались как рычаги ног для проведения бросков. Кроме того, бёдра играли большую роль в борьбе на земле - ими захватывали соперника за талию или за шею. Если рассматривать захваты и броски, применяемые в панкратионе, то они в них просматривается техника современной вольной борьбы и грэпплинга.

Фактически, панкратион являлся прообразом современных "ММА" - смешанных единоборств.

Первым чемпионом в панкратионе стал Лигдамис из Сиракуз. Но пожалуй самым знаменитым панкратиастом был древнегреческий атлет из Фигалии Аррихион (Аррахион), который умер во время победного боя. Он дважды становился олимпийским чемпионом по панкратиону и одержал свою третью победу, будучи уже мёртвым. В финальной схватке в 564 году до н.э. противник Аррахиона сжал его ногами и начал давить руками за горло, однако Аррахион сумел вывернуть противнику большой палец на ноге. Тот из-за страшной боли сдался, но Аррахион в этот момент уже задохнулся. Аррахион был признан победителем, потому что его соперник первым признал поражение. Тело Аррахиона увенчали венком под рукоплескания зрителей. Этому панкратиасту посвящена поэма "Arrichion" английской поэтессы Дженнет Трелфолл (Jennette Threlfall).

Среди других источников использована статья в Википедии, материалы книги Руслана Холодницкого История бокса. Кулачный бой в Древней Элладе, статья Ларисы Селивановой Победа и (или) смерть на Общегреческих играх, а также статья на английском A Functional Analysis of Ancient Greek Pankration, в которой разбираются приёмы панкратиона.


Мне пришлось перекопать множество источников по древним единоборствам, поэтому позволю себе немного пофантазировать. Выношу на суд читателей короткое эссе "Панкратион глазами женщины из-за кулис". Единоборство - священное дело античного мужчины, а панкратион - квинтэссенция древнегреческих состязательных обычаев "агона". Я пытаюсь представить, что бы увидела женщина, если бы её допустили посмотреть соревнования по панкратиону.

Два обнажённых мускулистых тела сшибаются как боевые орудия, созданные для того, чтобы силой сокрушать силу. Опалённые солнцем, покрытые потом, они тяжело дышат, страстно врубаясь другу другу в жёсткую плоть. Женщин поблизости нет, здесь сугубо мужской мир, хотя многие женщины желали бы сейчас быть здесь и восхищаться доблестью бойцов. Ведь мы любим не просто сильных мужчин, мы любим бойцов-победителей. И, конечно, зрительницы, будь они сейчас здесь, сладостно воображали бы, что эти два мускулистых атлета свирепо дерутся из-за каждой них... Но это сражение не из-за женщин. Двое атлетов бьются не на жизнь, а насмерть, чтобы доказать себе и другим, кто самый доблестный, кто достоин властвовать над другими мужчинами. А, значит, и над женщинами. В жизни они могут быть друзьями, но сейчас они непримиримые противники. Оба бойца долго обучались в атлетических школах, они отлично знают, где у противника уязвимые места и наносят удары именно туда. Они сшибаются и расходятся, чтобы снова сойтись и с разбега поразить противника руками и ногами. Они заламывают друг другу суставы и конечности. Они поднимают друг друга в воздух, чтобы затем с размаху бросить наземь. Они рычат, скрежещут зубами, катаются по земле, вожделея оказаться сверху и оттуда крушить противника. Они душат друг друга, зажимая в железных захватах мощные шеи. Они сжимают друг друга в медвежьих объятьях, так что слышно как хрустят кости спинные хребты. Случается, что бойцы застывают в неподвижности, сжимая в могучих тисках тела друг друга. Набухшие в страшном напряжении мышцы на спинах, бедрах, руках буквально лопаются от напряжения. В этот момент бойцы напоминают высеченную из камня скульптуру. Но эта неподвижность обманчива. Еще мгновение, и один из бойцов дышит все чаще, хрипит и поникает, падая на землю как куль... Ничьих тут не бывает - либо ты добиваешь и вырубаешь его, либо он это сделает с тобой! Каждый изо всех сил стремится сокрушить противника, опрокинуть, смять, уничтожить. Панкратиасты бьются до потери сознания - в прямом смысле этого слова! Бой окончится только тогда, когда задыхающийся от усталости и торжества победитель встанет в полный рост над поверженным противником, неподвижно лежащим в пыли...


Теперь пара слов читателям Клуба женских единоборств, раз уж я попала сюда. Я просмотрела некоторые материалы сайта. Особенно, был интересен раздел "Зрители борьбы". Прежде всего, приведу пару высказываний женщин о боксе, что относится и к другим единоборствам, особенно, ММА. Перевожу куски из статьи на английском "Женщины и 'самый жестокий спорт'".

Джойс Кэрол Оатс: "Бокс - для мужчин, о мужчинах и суть мужчин. Бокс - это праздник утраченного культа маскулинности. Этот так называемый спорт - не что иное как пост-спорт и даже анти-спорт - порочная эксплуатация мужественности, так же как проституция - эксплуатация женственности. Мужчины дерутся с мужчинами, чтобы определить кто главнее, то есть, в ком больше мужского элемента. Этот вид соперничества исключает женщин, как деторождение исключает мужчин".

Надина Рицке: "Я воспринимаю бокс как форму мужского соперничества в его экстремальном физическом виде. Для меня в боксе важнее всего, что в бою сходятся двое мужчин. В этот момент моя женская душа переполняется яркими эмоциями, а тело изнывает в истоме. А существование женщин-боксёров лишает этот последни бастион мужской исключительности, которая нам, женщинам, необходима как воздух. То же касается и других видов единоборств".

Тони Коллинз: "Когда мужчины дерутся, сексуальность витает в воздухе".

Анна Сиданова: "Согласно последним исследованиям, женское единоборство является одним из сильнейших афродизиаков для мужчин, поэтому девушка, способная драться и победить, привлекает больше внимания со стороны мужчин".

Breast twisting during a pankration match between Spartan womenВыкручивание груди во время поединка по панкратиону между двумя спартанками
Композиция Лилли Лефорт
(по заказу Оксаны Петренко)

Итак, если женщина вошла в исконно мужской мир, как она там воспринимается? Я пока говорю о биологическом мире, а не о социальном. Первый меняется гораздо медленнее, чем второй. Самцы всех высших животных физически дерутся за власть в стаде и за самок. Самки оценивают самцов и их потенциальный вклад в наследственность в зависимости от их способности драться и побеждать других самцов. Эти черты во многом сохранились и в гомо сапиенсах. Постоянная борьба была одним из основных двигателей истории. Причём это делали военачальники с помощью ведомых ими больших толп. Но для биологических особей женского пола смысл мужской борьбы состоит в столкновении один-на-один, в сшибке двух сил и двух характеров. Согласитесь, что бой один-на-один гораздо честней и благородней, чем рубка двух толп, ведомых авантюристами.

Женщины могут сами выходить на ринги и в клетки, но учиться боевым искусствам они будут у мужчин, а в боях будут во всём подражать мужчинам, не изобретя в этой области ничего нового. Считается, что в Древней Спарте девушки тренировались в борьбе, чтобы подготовиться к возможным попыткам нападения или ограбления в отсутствие мужчин, постоянно занятых на войне. Возможно, их также обучали приёмам кулачного боя и панкратиона, но в то, что они участвовали в реальных состязаниях по боксу и панкратиону, я не верю. Я не допускаю, что спартанцы стали бы рисковать своим будущим потомством, разрешая девушкам по-настоящему биться в панкратионе или в боксе. Я отсылаю всех к своему краткому описанию тактики и приёмов панкратиона (см. выше) с его главным принципом "всё дозволено, чтобы нанести максимальный физический урон сопернику". А теперь представьте двух обнажённых спартанских девушек, ударяющих друг друга ногами в пах или в живот и выкручивающих груди (всё дозволено). Я хотела бы попросить Лилли Лефорт сделать иллюстрацию женского панкратиона с выкручиванием грудей (только уж без ударов в пах, пожалуйста ). Если у спартанок смысл занятий единоборствами был в обучении навыкам самообороны, то у современных профессиональных женщин-бойцов целью является привлечение публики и зарабатывание денег - то же, что и у бойцов-мужчин. Многие женщины занимаются единоборствами, чтобы доказать, что они тоже могут это. Ключевое слово "тоже". Но, как точно подметила Джойс Кэрол Оатс, бокс (как и любое профессиональное единоборство) - это подспудное желание мужчин восстановить былой культ мужественности. Это привлекает многих зрителей на мужские бои. Но кто и почему смотрит женские профессиональные единоборства? Вопрос не совсем риторический.

Зрелище единоборства содержит эротическую составляющую, в чём я лично имела возможность убедиться. С эротичностью мужского поединка для женщин всё в основном ясно - это биологическая памать о тех временах, когда сексуальный партнёр определялся в бою двух самцов. А вот возбуждение от женских поединков объяснить сложнее, и этому вопросу посвящено много материалов на сайте КЖЕ. Поклонник женского бокса Валерий Петухов объяснил это явление наиболее ясно: "В единоборстве присутствует насилие, более того, насилие - это и есть сущность физического единоборства. Мужчинам в эротическиз снах, бывает, снится, что они берут женщину силой, но им и в голову не придёт это делать наяву. Насилие - великий афродизиак. В женском поединке насилие над женщиной уравновешивается примерно равным контр-насилием со стороны ее соперницы. Наверное, именно насилие в этой "мягкой форме" подсознательно привлекает мужчин на подкорковом уровне.... Женщинам тоже иногда снятся эротические сны, в которых их насилует сильный мужчина. При том, что мало кто хочет быть изнасилованной в реальности. Здесь речь идет о подсознательном". Иными словами, мужчина на задворках сознания желает брать женщину силой, а женское единоборство в реальности опосредованно удовлетворяет этот инстинкт. Я бы так сформулировала этот тезис. В мужчинах, как биологических существах запрограммирована связь насилия с сексом (борьба за самку). В нашем мире, где выбор партнёрши редко решается поединком, насилие, присутствующее в женском поединке, вызывает у некоторых мужчин инстинктивные ассоциации "насилие-женщины-секс", благо на сцене одновременно присутствует и насилие и женщины. А секс - в воображении.


Olympic pankration
Том Ловелл (1909-1997). "Панкратиасты на Олимпиаде". Иллюстрация с ресурса American gallery


>> Рассказы

>> Организованные поединки

>> Единоборство и пол

>> Зрители борьбы


Пишите Нам / Contact Us

Последнее обновление:

Last updated: