клуб female
женскихsingle combat
единоборствclub
 

 



Ритуальная схватка на древнем Лесбосе


Рисунки художника Сплиша
Ritual battle
Drawings by artist Splish

Ritual contest in ancient Lesbos



Несколько дней назад Дашутка и Юлика совершили настоящий подвиг. Неугомонная Дашутка выследила двоих дикарок, почему-то удалившихся от своего лесного племени. Юлика загорелась желанием схватиться с ними. Чужачек подкараулили во время купанья, когда они сняли грубые кожаные сбруи и остались голыми.



Нападение было внезапным. Одна варварская девушка, долговязая брюнетка, сразу рухнула под двойным градом ударов. Ударившись затылком, она потеряла сознание и неподвижно лежала на песке, разбросав руки и мокрые волосы. Вторая дикарка, коренастая и смуглая, отбивалась с яростью росомахи. Юлику она свирепо лягнула пяткой и попала в живот. Battle Девушка согнулась и замерла с беспомощно распахнутым ртом: жуткий удар сбил дыхание. Юная Дашутка осталась один на один с сильной соперницей и еле-еле отбивалась от ее выпадов мечом. Она отчаянно звала на помощь Юлику - та, почти не продохнув, встала плечом к плечу подружки. Вдвоем девушки укротили дикарку и поставили на колени. Юлика намотала на кулак ее жесткие черные космы и заломила голову назад. А Дашутка, горделиво отведя ногу, приставила кинжал к влажному от воды и пота животу соперницы, острием точно в воронку пупа: "Сдавайся! Не то прикончим - прямо в пузо!" Плача и шипя, поверженная запросила пощады. Две жизни - ее и неподвижной девушки - были обменяны на горсть самородков и хороших камней, а главное - на все доспехи, украшения и оружие.

Теперь подружки знали, что они подарят на день рождения Нике.

Ника ждала их на закате солнца у своей палатки. Женщина была одета в нарядный, подпоясанный под грудью хитон из зеленого газа с высокими разрезами по бокам. Ради торжественного случая Ника надела на шею цепочку из золота с крупным гранатом, перстень с таким же благородным камнем, подкрасила вишневым лаком ногти на руках и ногах. Ее юные гостьи тоже пришли нарядными и слегка надушенными. Короткие рыжеватые волосы Юлики были пострижены аккуратной шапочкой, а темная шевелюра Дашутки была собрана в затейливый узел на затылке.

Первой вручала подарок Юлика. Она выпила чашу вина за здоровье своей новой старшей подруги и поднесла ей набор из кинжала и сережек. Три вещицы были покрыты тонким серебряным витьем, в сережках и рукоятке ножа чернели редкие опалы. Ника благодарно поцеловала Юлику в чуть приоткрытые губы. Она сразу вдела серьги в мочки, ощутила приятную тяжесть и живительное действие серебра. Повертев в руках кинжал, Ника прочитала на лезвии полустершиеся руны: "На крайний случай". Девушка подарила ей старинное оружие с богатой и страшной судьбой...

Пришла очередь Дашутки поздравлять именинницу. Девушка отпила легкого вина и произнесла восторженную речь о красоте, благородстве, отваге и стойкости Ники. Она говорила и говорила, лукаво улыбаясь и вертя в руках сверток из плотной ткани. Наконец, девушка перешла к подарку: "Милая наша Никиша! Ты знаешь, как я восхищаюсь твоей грудью! Да, грудью! У тебя прекрасная, нежная, настоящая женская грудь! Но я очень-очень волнуюсь каждый раз, когда ты отважно вступаешь в бой с обнаженной грудью! Ведь бывают разные сражения и разные противницы, и не всякой следует подставлять свою чудесную грудь! Возьми это, Никишечка, примерь - тебе должно подойти!

В свертке оказался блестящий комок. Дашутка встряхнула - и показала тончайшей работы нагрудную полукольчугу. Ника расстегнула пояс и сняла хитон, оставшись в блестящих черных трусиках. Женщина надела кольчужку и довольно улыбнулась - Дашутка как в воду глядела! Словно чешуя, драгоценный подарок облегал крупные груди Ники, при этом был настолько тонок, что через плетение колечек просматривались венчики и соски женщины. Кольчужка была только для груди, верх живота оставался открытым, зато форма чудесной вещи была такова, что он снизу поддерживал обе груди, не давая им колыхаться в бою. Ника, млея от дивных подарков, жарко расцеловала Дашутку - та светилась радостью:

- Ну как, Никишечка? Тебе нравятся наши подарки!

- Нет, не нравятся - я в полном восторге от них! Славные мои девочки, вы сами до конца не понимаете своей щедрости!

- А мы приготовили тебе еще один подарочек! Сейчас мы с Юликой будем бороться в твою честь!

Дашутка была настоящая умница! Девушка знала, как любит Ника смотреть на страстные, напряженные схватки обнаженных девочек и женщин, не пропуская ни одного состязания. Особенно - с ее участием! И точно: Ника радостно улыбнулась, ее карие глаза заблестели:

- Я уже предвкушаю, как это будет здорово!

- Мы будем стараться для тебя, солнышко - и я, и Юличка. Ты знаешь, какая она сильная и стойкая!

Перед палаткой именинницы была полянка притоптанной упругой травы, в основном клевера и лапчатки. Ника обратила внимание, как по-разному девушки раздевались. Дашутка рывком стянула рубашку через голову, показав впалые мальчишечьи подмышки. А Юлика степенно расстегнула ворот и плавно спустила наряд через бедра, не спеша высвободила одну ногу, затем другую... При этом Дашутка сноровисто сложила свою рубашку, а Юлика оставила комком на траве, будто у нее был десяток слуг...

Ника любовалась двумя по-разному красивыми девушками, пока они не без удовольствия втирали друг в дружку ароматное масло. Дашутка нравилась Нике все больше - легонькая, с грудью мячиками, с упругими бедрами. Маленькая модница оставила в самом низу тела "талисманчик" - едва заметный островок кудрявых волосков...Гладкое, литое тело Юлики было выбрито полностью, женское место выдавали две крошечные губки. Ника рассматривала ее с любопытством. В одежде, даже праздничной, девушка казалась неяркой. Но стоило Юлике остаться голой, как Ника увидела прекрасную статую из бледно-розового мрамора: упругую, правильной формы грудь, по-детски выдающийся эластичный живот, отлично развитые бедра, плечи и зад...

Ritual battle Пока Ника любовалась и сравнивала, юные соперницы приступили к ритуалу приветствия. Дашутка и Юлика с важными лицами пожали сложенные руки, не спеша обменялись поцелуями в губы, груди и пупок. Затем Дашутка опустила руки вдоль бедер и, повернувшись к Нике, воскликнула, звонко и весело:

- В твою честь, о Ника! Я, Дашутка, девушка 19 лет, вступаю в борьбу с Юликой! Мой чур - за волосы на браться, руки и ноги не заламывать!

Юлика ответила намного тише и спокойней:

- Буду бороться в честь Ники и я, Юлика. Мне 22 года и я женщина. Мой чур - не зажимать рот...

Ника едва не разинула собственный рот - от удивления. Женщина... Теперь понятно, почему они так отличаются! Вот откуда у Юлики такая спелая грация, такие по-взрослому литые формы и плавные движения...

А девушки уже разошлись для борьбы. Юлика смотрела сосредоточенно и спокойно, а Дашутка-непоседа стреляла глазками и задиристо улыбалась. Она почти не пригибалась - пританцовывала, приподнималась на цыпочки, руки держала опущенными вниз. А Юлика широко расставила розоватые бедра, развела руки.

Дашутка воспользовалась этим! Рывок в упор - и она ловко обхватывает бока Юлики, пытаясь сдавить туловище в живых тисках. Не тут-то было. Яростно сопя, Юлика пропустила руку между ног Дашутки. Припала на колено, гортанно крякнула - и рывком оторвала девушку от земли! Дашутка завопила: ее смутил внезапный прием Юлики с мощным нажимом в промежность!

Дашутка морщилась и стонала, ее легкие ножки беспомощно болтались в воздухе... Почти случайно они зацепились за ноги Юлики. Дашутка снова закричала, но уже по-боевому. Она подломила голенями коленки Юлики, резко двинула лобком в грудь - и, пошатнувшись, рыжеволосая девушка рухнула навзничь, увлекая за собой азартно визжащую Дашутку.

Ника не отрывала глаз от девушек. Ее маленькая любимица очутилась сверху. Пыхтя и повизгивая, она попыталась распластать Юлику плашмя на траве. Но та сразу оправилась от падения и пустила в ход ноги. Два литых мраморных бедра взяли фигурку Дашутки в живые клещи и отбросили назад - девочка только взмахнула руками, Юлика с утробным оханьем ринулась к ней, не давая ни секунды передышки. Два сверкающих тела сплелись в неустойчивом напряжении равенства. Змейкой извивалась темно-загорелая Дашутка, упруго напирала на нее крепкомраморная Юлика. И постепенно брала перевес. Ника вздохнула: в борьбе на поверхности Дашутка должна уступить - она легче и чуть меньше Юлики.

Наконец, бешеная подвижность смуглянки была укрощена. Отдуваясь и кряхтя, Юлика разложила Дашутку на лопатках. По одной прижала к траве тонкие руки девушки. Бедра юной соперницы были еще свободны, и Дашутка попыталась повторить успешный приемчик противницы - она взбросила обе ноги вверх, чтобы обхватить, стиснуть и сбросить тяжелую ношу... Юлика успела почувствовать под собой рывок и пригнулась вперед, лицом к лицу с Дашуткой. Ноги девушки комично хватали воздух. Юлика покрепче уселась на противнице, вызвав глухой стон. Дашутка по-прежнему пыталась выбраться из-под горячего и сильного тела подружки, теперь она попробовала прогнуться мостиком - напрягла тонкие голени, приподняла коленки, пустила в ход даже ступни, привстав на самые кончики пальцев... Юлика мягко улыбнулась - и прижала стройное тело Дашутки к траве своим крепким круглым задом.

Дашутка тревожно застонала, заерзала. Свободны у нее были только кисти рук - остальное было под контролем соперницы. Распростертая девушка нащупала скользкую талию Юлики, судорожно обхватила ее, а большие пальцы интуитивно запустила в колышущийся от частого дыхания пуп.

Теперь уже Юлика задергалась, пытаясь избавиться от ловких рук темноволосой девушки... Ладони Дашутки соскальзывали, но она изо всех сила удерживала руки на пояснице Юлики и все настойчивее давила на волшебную кнопочку. Ника подошла ближе. На ее глазах мягкое, невозмутимое лицо Юлики стало морщиться, искажаться гримасами стеснения и боли. Женщина видела, как рыженькая наездница изо всех сил напрягает брюшные мышцы, сдерживая натиск Дашутки. Юлика утробно охала и все шире раскрывала свой нежный рот, ей начинало не хватать воздуха. Блестящее от масла тело мелко-мелко дрожало, напряженный до предела живот мраморной чашей замер в отчаянной обороне... Дашутка, сжав зубы, нажала из последних сил еще глубже - и Юлика, задрав лицо к облакам, испустила ужасающий вой. Натиск Дашутки достиг цели: Юлика расслабила живот и боль, подобно пике, пронзила ее насквозь. В полном отчаянии Юлика заплакала и отпустила плечи Дашутки, ее слабеющие руки скользнули по груди лежащей под ней девушки...Пальцы Юлики слабо, почти машинально, захватили упругие мячики...

Ritual battle И Ника поразилась, насколько быстро все произошло! Дашутка вздрогнула как от удара хлыстом. Конвульсивно забилась, пуская из остекленевших глаз крупные алмазные горошины. Ее слезы скатывались в жалобно разинутый ротик, а сверху на нее лились горькие слезы Юлики. Но пальцы рыжеволосой мученицы нащупали соски, похожие на ягоды полевой земляники. Юлика чуть-чуть сплющила их - и тотчас же услышала отчаянный плачущий вопль:

- Не-е-ет! Не могу-ууу! Сдаюсь, я сдаю-у-уусь!!!

Не веря своим ушам, Юлика оторопело таращилась на Дашутку. А та просто исходила на крик, умоляя отпустить груди и признать поражение! Не разгибаясь, Юлика тяжело поднялась с побежденной. Обеими руками она гладила себе пупочное сплетенье, глотала воздух влажными губами... Не переставая охать и пускать слезы, она все же протянула руку обмякшей Дашутке и помогла ей встать на ноги. Дашутка шаталась и вздрагивала. Утерев кулаком слезы, она с обидой в голосе промолвила, уже в адрес Ники:

- Я проиграла... Дашутка, девушка 19-ти лет, побеждена в борьбе с Юликой...

Юлика без гордости, глухо ответила, как умела:

- Юлика, женщина 22-х лет, победила в борьбе с Дашуткой...

И тут же побежденная, хлюпая и дрожа, повисла на плечах у Ники. Дергаясь и плача, она шептала:

- Никиша, Никишечкин! Ты видела!? Мне так стыдно! Юлика просто уничтожила меня! Как маленькую! Взяла за грудь - и все! Я не могла терпеть этого ни секунды, вообще не могла, ты веришь!? Ой, как сты-ы-ыдно-ооо...

Растрепавшиеся темные волосы Дашутки погладили сразу две руки - Ники и Юлики. Морщась от неотступной боли, дрожа от усталости, рыжеволосая девушка стала утешать побежденную:

- Дашуточка, ты боролась отлично.

Девочка мотала головой и всхлипывала:

- Я боролась, как последняя размазня! Я дала Юлике взяться за грудь! За гру-удь! Это ужа-а-асно-оо...

Юлика, сама едва подавив плач, принялась утешать недавнюю соперницу:

- Дашуточкин, милая! Ты сражалась просто здорово. Ведь это ты меня первой свалила, да еще как! А что ты делала с моим животом, а? Кто из нас соплячка, так это я - сама, дурочка, выставила тебе пупок. Давай, Дашутка, развлекайся! И ты растерзала меня! Делала, что хотела... Ох, какой это страшный прием - в самый пупо-о-ок...

Мягкие губы Юлики заметно дрожали, язык подчас заплетался, но девушка продолжала хвалить свою несчастливую подружку:

- Мы боролись вровень, солнышко мое. Я с ума сходила! И ведь я не выстояла, расслабилась... А ты еще глубже, еще сильнее... Какая это бо-о-оль... Дашутка, ты же давила мне прямо в кишки! И дыхло, самое дыхло уже подвело...

Дашутка подняла перекошенное, пристыженное лицо:

- Юльчик, дружочек! Не надо... Ведь сдалась я, а не ты... Ой, стоило тебе захватить мою грудь... Ты же знаешь, Юлика: берешь меня за смородинки и я готова...

В шепот и стоны соперниц вмешалась Ника:

- Хватит любезничать, девочки! По всем правилам победила Юлика, хотя Дашутка боролась отлично. Вам надо отдохнуть. И теперь у меня есть для вас сюрприз!

Нике не хотелось, чтобы девушки бежали отмываться в холодной вечерней реке. За ее палаткой в толстостенном медном котле был запасен кипяток. Ника намешала теплой воды в широкой дубовой кади. Из нее в синеющее небо валил пар. Охая и повизгивая, Дашутка и Юлика залезли туда сразу вдвоем, выплескивая драгоценную воду через край. Долго нежились, млели, отмякали после дикого напряжения. Юлика, опустив веки, блаженно постанывала. Дашутка плавно массировала себе грудь, а потом, спросив разрешения, оглаживала пупок подруги, не переставая извиняться и каяться - пока рядом не было Ники. А именинница принесла им мыло и мочалки. Девушки охотно смыли с себя остатки масла и травяной зелени.

Они с неохотой выбрались из кади - теплые, чистые, посвежевшие. Ника завернула обеих в огромные куски байки и подвела к уже трещавшему костру. Постанывая от удовольствия, Дашутка и Юлика сели на расстеленный мягкий войлок. Здесь же гостеприимная хозяйка расставила кувшины вина, медные кубки и угощение - лепешки, сыр, зелень, сушеные плоды и свежие ягоды из леса.

В небе загорались первые звезды. Выглянув из-за гряды деревьев, луна дала мягкий отблеск на кольчужке, которую Ника так и не сняла со своей груди. Юлика налила первый кубок и предложила осушить его за достойное продолжение их праздника. Дашутка с жаром заспорила - она хотела снова восславить именинницу Нику! Выпили и за то, и за другое. Вино было терпким, выдержанным. Девушки скинули с себя байковые полотнища, и сполохи костра заплясали на их гибких, расслабленных телах. Ника позволила расслабиться и себе - тщательно набила табаком маленькую глиняную трубочку, раскурила и пустила по кругу, правда, Дашутка брала дым только в рот, не затягиваясь. Зато Юлика складывала трубочкой свои крупные губы и со смаком пускала кольца.

Третий кубок осушили за недавнюю победу Юлики с Дашуткой над дикарками. Вино развязало им язычки! Перебивая друг дружку, девушки без утайки рассказывала обомлевшей Нике про все подробности раскованной схватки. При этом Дашутка отдавала все лавры Юлике, поскольку она, страдая от удара в живот, пришла к ней на помощь... Юлика, целуя Дашутку все чаще, говорила о ней как о главной героине - ведь именно она принудила старшую дикарку сдаться и уступить богатые трофеи. А Ника вздрагивала от ощущения смертельного риска, которому подвергали себя эти юные сорвиголовы, чтобы добыть ей драгоценные подарки... У девушек пылали щеки и сверкали глаза, звенели голоса: "Она свалилась, как мешок соломы" - " У нее кишки свело от страха!" - "А потом ты ей как врезала!"

Ritual battle Ника забросила руки за голову. Откинулась на войлок, стала смотреть на звезды. Неслась куда-то Колесница и Собаки, черпал северный холод Большой Ковш, неспешно и бесконечно тек Млечный Путь... Звезды были маленькими и большими, некоторые из них мерцали. Женщина подумала, что это могут быть глаза ее друзей и подруг, ушедших на Небесную Дорогу. Ригер, безупречный русокудрый гигант Ригер, недосягаемый в бою - и, к сожалению, не только в бою... А вот Никомаха, девушка с удивительной красоты ногами - казалось, они росли из подмышек! И Амфиарая, похожая на шарик черной ртути, такая же непоседа и затейница, как теперь ее Дашуточка...

Ника сама не заметила, как задремала. Дашутка и Юлика, не давая ей проснуться, помогли сонно вскарабкаться в палатку, заботливо накрыли одеялом. А сами остались у костра. Обнявшись за плечи, они пристально смотрели на тлеющие угольки.

И прижимались все теснее и теснее. Тонкое бедро Дашутки медленно, по-ужиному, стало обвивать крепкую ногу подружки. К щеке Юлики прижалось нежное лицо, девочка тихо спросила:

- Рыжулькин, ты хочешь спать?

- Я ни в одном глазу.

- Тогда давай полижемся... Ну немножечко...

- А как же Ника?

- Она спит крепко... Да и к тому же она знает, что мы с тобой подружки!

Юлику не нужно было долго упрашивать. Серые глаза девушки мечтательно закрылись, дыханье стало глубже и чаще. Дашутка начала нежно облизывать ее красиво приоткрывшиеся губы. Сухая и горячая ладошка легла на купол левой груди Юлики. Рыжеволосая девушка с тихим стоном прогнулась назад, замирая... Живой язык Дашутки нащупал ее собственный, показавшийся на нижней губе, и между их кончиками забегали искорки желаний.

Затем Юлика медленно распахнула рот на всю ширину, высовывая весь язык наружу, чтобы проворные губы Дашутки начали тревожить и веселить его. Дашутка все горячее ласкала округлые груди подружки, чувствуя, как увеличиваются и твердеют соски, а ладошка Юлики замерла под животом Дашутки, не смея сдвинуться ни на дюйм ниже. Они ласкались и нежно постанывали, гладили и целовали друг друга. А Ника смотрела на них, не отрываясь.

Приоткрыв полог палатки, подогнув колени, женщина тихо любовалась влюбленными девочками.

Она молчала и улыбалась.



Nika

Эксклюзив Клуба Женских Единоборств


>> Рассказы

>> Фантазии о женских поединках<

Пишите Нам / Contact Us

Последнее обновление:

Last updated: