клуб

female

женских

single combat

единоборств

club


Мексиканка


Anna Подробный художественный рассказ о жестоком кулачном бое за приз между знаменитой нью-йоркской боксершей и никому неизвестной юной калифорнийской мексиканкой.
По мотивам повести Джека Лондона "Мексиканец" (The Mexican)

Переработка Анны Сидановой

English version

Mexican


Подробный художественный рассказ о кулачном бое за приз между знаменитой нью-йоркской боксершей и никому неизвестной юной калифорнийской мексиканкой. Описываемые события относятся к 1920-м годам.

После спешки, суматохи, бесконечных телефонных разговоров и перебранки, в лос-анжелесской конторе Келли происходило ночное совещание. Дел у Келли было выше головы; к тому же ему не повезло. Три недели назад он привез из Нью-Йорка лучшую в Штатах женщину-бойца, Кристи Уорд, чтобы устроить ей поединок с Люси Маккарти, местной звездой женского призового ринга, но Люси вот уже два дня как лежит больная, что тщательно скрывается от репортеров. Поговаривают, что она заберемела. Заменить ее некем. А сейчас опять вдруг забрезжила надежда, хотя и слабая.

- Ну, ты, видно, не робкого десятка, - едва взглянув на Лауру Риверу, сказал Келли. Злобная решительность горела в глазах Риверы, но лицо ее оставалось бесстрастным.
- Я побью Кристи Уорд. - Это было все, что она сказала.
- Откуда ты знаешь? Видела ты когда-нибудь, как она дерется?
Лаура молчала.
- Да она свалит тебя одной рукой, с закрытыми глазами!
Лаура пожала плечами.
- Что, у тебя язык присох, что ли? - пробурчал директор конторы.
- Я побью ее.
- А ты когда-нибудь с кем-нибудь дралась? - осведомился Майкл Келли.

Майкл, брат промоутера, держал тотализатор в "Йеллоустоуне" и зарабатывал немало денег на боксерских поединках. Лаура в ответ удостоила его только злобным взглядом. Секретарь, молодой человек спортивного вида, громко фыркнул.

- Ладно, ты знаешь Робертса? - Келли первый нарушил неприязненное молчание, - Я за ним послал. Он сейчас придет. Садись и жди, хотя по виду у тебя нет никаких шансов. Я не могу надувать публику. Ведь первые ряды идут по пятнадцати долларов.

Появился Робертс, явно подвыпивший. Это был высокий, тощий человек с несколько развинченной походкой и медлительной речью. Келли без обиняков приступил к делу.
- Слушайте, Робертс, вы хвастались, что открыли эту тощую мексиканку. Вам известно, что Маккарти больна. Так вот, эта мексиканская девица нахально утверждает, что сумеет заменить Маккарти. Что вы на это скажете?
- Все в порядке, Келли - последовал неторопливый ответ. Она может драться.
- Вы, пожалуй, скажете еще, что она побьет Кристи? - съязвил Келли.
Робертс немного поразмыслил.
- Нет, этого я не скажу. Кристи - классная бойчиха, королева ринга. Но в два счета расправиться с Риверой она не сможет. Я Лауру знаю. Это девица без нервов, и она одинаково хорошо работает обеими руками. Она может уложить вас с любой позиции.
- Все это пустяки. Важно, сможет ли она угодить публике! Вы растили и тренировали боксеров всю свою жизнь. Я преклоняюсь перед вашим суждением. Но публика за свои деньги хочет получить удовольствие. Сумеет она ей его доставить?
- Безусловно, и вдобавок здорово измотает Уорд. Вы не знаете эту девчонку, а я знаю. Она - мое открытие. Человек без нервов! Сущая дьяволица! Кристи еще ахнет, познакомившись с этим самородком, а заодно ахнете и вы все. Я не утверждаю, что она побьет Кристи, но она вам такое покажет! Это восходящая звезда.
- Отлично. - Келли обратился к своему секретарю: - Позвоните Кристи Уорд. Я ее предупредил, что если найду что-нибудь подходящее, то позову ее. Она сейчас недалеко, в "Иеллоустоуне"; щеголяет там перед публикой и зарабатывает себе популярность.

Келли повернулся к тренеру: - Хотите выпить?
Робертс отхлебнул виски и разговорился:
- Я еще не рассказывал вам, как я открыл эту оторву. Года два назад она появилась в тренировочных залах. Я тренировал тогда Рамону Уиллямс. Рамона - баба злая, снисхождения ждать от нее не приходится. Она изрядно отколошматила своего партнера-мужчину, и он отказался быть в спарринге с ней. Положение было отчаянное. И вдруг попалась мне на глаза эта голодная мексиканская девка, которая вертелась у всех под ногами. Я зацапал ее, надел ей перчатки и пустил в дело. Выносливая, как дубленая кожа, но сил маловато. И ни малейшего понятия о правилах бокса. Рамона сделала из нее котлету. Но она, хоть и чуть живая, продержалась два раунда, прежде чем потерять сознание. Голодная, вот и все. Избитая. Изуродовали ее так, что мать родная не узнала бы. Я дал ей пару долларов и накормил сытным обедом. Надо было видеть, как она наворачивала! Оказывается, у нее два дня во рту маковой росинки не было. Ну, думаю, теперь она больше носа не покажет. Не тут-то было. На следующий день явилась - вся в синяках, но полна решимости еще раз заработать пару долларов и хороший обед. Со временем она здорово окрепла. Она - прирожденный боец и вынослива невероятно! У нее нет сердца. Это кусок льда. Сколько я помню эту девицу, она ни разу не произнесла и десяти слов подряд.

В эту минуту прибыла Кристи Уорд. Это было торжественно обставленное появление. В сопровождении менеджера и тренера она ворвалась, как всепобеждающий вихрь добродушия и веселья, разодетая как придворная дама. Приветствия, шутки, остроты расточались ею направо и налево, улыбка находилась для каждого. Такова уж была ее манера - правда, не совсем искренняя. Уорд была превосходной актрисой, а добродушие считала наилучшим приемом в игре преуспеяния. По существу, это была осмотрительная и хладнокровная боксерша и бизнесвумен. Остальное было маской. Те, кто знал ее или имел с ней дело, говорили, что - в денежных вопросах эта дама - жох! Она самолично участвовала в обсуждении всех дел, и поговаривали, что ее менеджер не более как пешка.

Лаура Ривера была иного склада. В жилах ее, кроме испанской, текла еще и индейская кровь; она сидела, забившись в угол, молчаливая, неподвижная, и только ее черные глаза, перебегая с одного лица на другое, видели решительно все.

- Ну что, это и есть та девка? - спросила Кристи, поднимая глаза на предполагаемую противницу.
- Ну привет, цыпленок! Неужели ты хоть на секунду можешь вообразить, что справишься со мной? - не выдержав, заорала Уорд.
- Мне нужны деньги, - отвечала Ривера.
- Ты будешь драться со мной тысячу лет, и то не победишь,- заверила ее Кристи. - Я посылала в нокаут даже мужчин!
- Тогда почему вы не соглашаетесь? - спросила Лаура. - Если деньги сами идут к вам в руки, чего же от них отказываться?
- Хорошо, я согласна! - с внезапной решимостью крикнула Кристи. - Я тебя до смерти исколочу на ринге, голубушка моя! Нашла с кем шутки шутить! Пишите условия, Келли. Победитель получает всю сумму. Поместите это в газетах. Сообщите также, что здесь дело в личных счетах. Я покажу этой бебичке, где раки зимуют!

Вместо ответа Лаура бросила на нее холодный, ненавидящий взгляд. Она презирала эту дамочку, хотя и признавала, что она - лучший боец на женском призовом ринге.

Появление Лауры Риверы на ринге осталось почти незамеченным. В знак приветствия раздались только отдельные жидкие хлопки. Публика не верила в нее. Она была ягненком, отданным на заклание великой Кристи Уорд. Кроме того, публика была разочарована. Она ждала эффектного боя между Кристи Уорд и Люси Маккарти, а теперь ей приходилось довольствоваться этим новичком, жалкой худой девчонкой. Неодобрение публики выразилось в том, что пари за Кристи заключались два, даже три против одного. А на кого поставлены деньги, тому отдано и сердце публики.

Юная мексиканка сидела в своем углу и ждала. Медленно тянулись минуты. Кристи заставляла дожидаться себя. Это был старый трюк, но он неизменно действовал на начинающих бойцов. Новичок терял душевное равновесие, сидя вот так, один на один со своим собственным страхом и равнодушной, утопающей в табачном дыму публикой. Но на этот раз испытанный трюк себя не оправдал. Лаура не знала страха. Более организованная, более нервная и впечатлительная, чем кто бы то ни было, этого чувства она не ведала. Атмосфера заранее предрешенного поражения не влияла на нее. Ее секунданты тоже были уверены, что их сторона обречена на поражение.

"Ну, теперь смотри в оба!", - предупредил ее Спайдер Хэгерти. Спайдер был главным секундантом. "Старайся продержаться как можно дольше". Все это не способствовало бодрости духа. Но Лаура ничего не замечала. Она презирала кулачные бои за приз. Это была ненавистная игра. Начинала она ее в роли снаряда для тренировки только потому, что голодала. То, что она была словно создана для бокса, ничего для нее не значило. Она это занятие ненавидела. Но с тех пор как Лаура стала драться за приз, она убедилась, что это легкий заработок. Не первая из дочерей человеческих преуспевала она в профессии, ею самой презираемой.

Откуда-то издалека до неe донесся голос Хэгерти: "Ни в коем случае сразу не ложиться на пол. Получай трепку за свои деньги!" Десять минут прошло, а Лаура все еще сиделa в своем углу. Кристи не показывалaсь: видимо, онa хотелa выжать все, что можно, из своего трюка.

Рев, похожий на шум моря, донесся до слуха Лауры, и она увидела Кристи Уорд, шагающюю по центральному проходу со свитой тренеров и секундантов. Публика неистовствовала, приветствуя героиню и заведомую победительницу. У всех на устах было ее имя. Все были за нее. Даже секунданты Лауры повеселели, когда Кристи ловко нырнула под канат и вышла на ринг. Улыбка сияла на ее лице, а когда Кристи улыбалась, то улыбалась каждая ее черточка, даже уголки глаз, даже зрачки. Свет не видывал такую благодушную боксершу. Лицо ее могло бы служить рекламой, образцом хорошего самочувствия, искреннего веселья. Она знала всех. Она шутила, смеялась, посылала с ринга воздушные поцелуи. Те, что сидели подальше и не могли выказать ей своего восхищения, громко кричали: "О, о, сладкая Кристи!" Бурные овации продолжались не менее пяти минут. На Лауру никто не обращал внимания. Ее словно и не существовало. Одутловатая физиономия Спайдера Хэгерти склонилась над ней. "Не бойся", - сказал он.

Зал разразился аплодисментами: Кристи шла по направлению к противнице. Она наклонилась, обеими руками схватила ее правую руку и сердечно потрясла ее. Улыбающееся лицо Кристи вплотную приблизилось к лицу Лауры. Публика взвыла при этом проявлении истинно спортивного духа: с противницей она встретилась, как с родной сестрой. Губы Кристи шевелились, и публика, истолковывая неслышные ей слова как благожелательное приветствие, снова разразилась восторженными воплями. Только Лаура расслышала сказанное шепотом: "Сейчас я вышибу из тебя дух!" - прошипела Кристи, не переставая улыбаться. Лаура не шевельнулась. Новый взрыв аплодисментов приветствовал Кристи, когда та шла обратно.

Едва Кристи разделась для боя, послышались восторженные охи и ахи. Она предстала перед публикой в коротких свободных боксерских штанах и в футболке, демонстрируя свои роскошные ноги и руки. Тело у нее было великолепное - гибкое, дышащее здоровьем и силой. Под футболкой заметно выпирала мощная упугая грудь, делавшая ее еще более грозной. Кожа белая и гладкая, как у истинной женщины. Грация, упругость и мощь были воплощены в ней. Да она уже продемонстрировала их во множестве боев, в том числе, с мужчинами. Спортивные журналы пестрели ее фотографиями.

Стон пронесся по залу, когда Спайдер Хэгерти помог раздеться Лауре. Смуглая кожа придавала ее долговязому телу еще более худосочный вид. Сквозь потрепанную футболку было видно, что ее еще не очень развитая грудь плотно спеленута повязкой. Мускулы были заметны, но значительно менее эффектны, чем у ее противницы. Однако публика не разглядела объема ee грудной клетки. Не могла она также угадать, как мгновенно реагирует каждая ее мускульная клеточка, не могла угадать неутомимости Лауры, утонченности нервной системы, превращавшей ее тело в великолепный боевой механизм. Публика видела только смуглокожую восемнадцатилетнюю девушку с еще детским телом. Другое дело - Кристи! Кристи было двадцать четыре года, и ее тело было телом зрелой женщины. Контраст этот еще больше бросился в глаза, когда они вместе стали посреди ринга, выслушивая последние инструкции судьи.

Лаура заметила Робертса, сидевшего непосредственно за репортерами. "Не робей, Лаура", - тянул Робертс. "Она тебя не убьет, - запомни это. Первого натиска нечего пугаться. Защищайся, а потом иди на клинч. Она тебя особенно не изувечит. Представь себе, что это тренировочный зал". Лаура и виду не подала, что расслышала его слова. "Вот угрюмая чертовка!" - пробормотал Робертс, обращаясь к соседу. - "Какой была, такой и осталась."

Встав, Лаура продолжала ждать в своем углу. Ее секунданты уже пролезли под канаты и унесли с собой брезентовый стул. В противоположном углу ринга стояла Кристи и смотрела на нее. Загудел гонг, и бой начался. Публика выла от восторга. Никогда она не видела столь внушительного начала боя. Правильно писали в газетах: тут были личные счеты. Кристи одним прыжком покрыла три четверти расстояния, отделявшего ее от противницы, и намерение съесть эту мексиканскую крошку так и было написано на ее лице. Она обрушила на нее не один, не два, не десяток, но вихрь ударов, сокрушительных, как ураган. Лаура исчезла. Она была погребена под лавиной ударов, наносимых ей опытным и блестящим мастером со всех углов и со всех позиций. Она был смята, отброшена на канаты; судья разнял бойцов, но Лаура тотчас же была отброшена снова.

Боем это никто бы не назвал. Это было избиение, побоище. Любой зритель, за исключением зрителя боксерских состязаний, выдохся бы в первую минуту. Кристи, несомненно, показала, на что она способна, и сделала это великолепно. Уверенность публики в исходе состязаний, равно как и ее пристрастие к фавориту, была безгранична, она даже не заметила, что мексиканка все еще стоит на ногах. Публика позабыла о Лауре. Зрители едва видели ее: так она был заслонена от нее свирепым натиском Кристи. Прошла минута, другая. В момент, когда бойцы разошлись, публике удалось бросить взгляд на мексиканку. Губа у нее была рассечена, из носа лила кровь. Когда она повернулась и вошла в клинч, кровавые полосы - следы канатов - были ясно видны на ее спине. Но вот то, что ее грудь не волновалась, а глаза горели обычным холодным огнем, - этого публика не заметила. Она научилась выдерживать сокрушительные удары - тяжелая школа, но она пошла ей на пользу.

Затем случилось нечто поразительное. Ураган комбинированных ударов вдруг стих. Лаура одна стояла на ринге. Кристи, грозная Кристи, лежала на спине! Она не пошатнулась, не опустилась на пол медленно и постепенно, но грохнулась сразу. Короткий левый хук Лауры поразил ее внезапно, как смерть. Судья оттолкнул Лауру и теперь отсчитывал секунды, стоя над павшей гладиаторшей. В обычае завсегдатаев боксерских состязаний приветствовать удачный нокдаун громкими изъявлениями восторга. Но сейчас они молчали. Все произошло слишком неожиданно. В напряженном молчании прислушивался зал к счету секунд, как вдруг торжествующий голос Робертса прорезал тишину: "Я же говорил вам, что онa одинаково владеет обеими руками".

На пятой секунде Кристи перевернулась лицом вниз; когда судья сосчитал до семи, она уже отдыхала, стоя на одном колене, готовая подняться при счете девять, раньше, чем будет произнесено десять. Если при счете десять колено Кристи все еще будет касаться пола, ее должны признать побежденной и выбывшей из боя. В момент, когда колено отрывается от пола, она считается "на ногах"; и в этот момент Лаура уже вправе снова положить ее. Но Лаура не хотела рисковать. Она приготовилась ударить в ту секунду, когда колено Кристи отделится от пола. Она обошла противницу, но судья втиснулся между ними, и Лаура знала, что секунды тот считает слишком медленно. При счете девять судья резко оттолкнул Лауру. Кристи успела подняться, и улыбка снова появилась на ее губах. Согнувшись почти пополам, защищая руками лицо и живот, она ловко вошла в клинч. По правилам, судья должен был ее остановить, но он этого не сделал, и Кристи буквально прилипла к противнице, с каждой секундой восстанавливая свои силы. Последняя минута раунда была на исходе. Если она выдержит до конца, у нее будет потом целая минута, чтобы прийти в себя. И она выдержала, продолжала улыбаться, несмотря на отчаянное положение.

"А она все ведь улыбается!" - крикнул кто-то, и публика облегченно засмеялась. "Черт знает какой удар у этой мексиканки!" - шепнула Кристи тренеру, покуда секунданты, не щадя сил, трудились над ней.

Второй и третий раунды прошли бледно. Кристи, хитрая и многоопытная королева ринга, только маневрировала, финтила, стремясь выиграть время и оправиться от страшного удара, полученного в первом раунде. В четвертом раунде она была уже в форме. Расстроенная и потрясенная, она все же благодаря силе своего тела и духа сумела прийти в себя. Правда, свирепой тактики она уже больше не применяла. Мексиканка оказывала потрясающее сопротивление. Теперь Кристи призвала на помощь весь свой опыт. Эта ловкая и умелая боксерша, приступила к методическому изматыванию противницы, не будучи в силах нанести ей решительный удар. На каждый удар Лауры она отвечала тремя, но этим она скорее мстила противнице, чем приближала ее к нокауту. Опасность заключалась в сумме ударов. Кристи почтительно и с опаской относилась к этой девчонке, обладавшей удивительной способностью обеими руками наносить короткие боковые удары.

В защите Лаура сбивала с толку противницу, проводя прямые удары левой. Раз за разом пользовалась она этим приемом, гибельным для носа и губ Кристи. Но Кристи была многообразна в приемах. Поэтому-то ее и прочили в чемпионки. Она умела на ходу менять стиль боя. Теперь она перешла к ближнему бою, в котором была особенно сильна, и это дало ей возможность спастись от страшных ударов левой. Несколько раз подряд вызывала она бурные овации великолепным апперкотом, поднимавшим мексиканку на воздух и затем валившим ее с ног. Лаура отдыхала на одном колене, сколько позволял счет, зная, что для нее судья отсчитывает очень короткие секунды.

В пятом раунде Кристи исполнила поистине дьявольский апперкот, но Лаура только пошатнулась. И тотчас же, не дав ей опомниться, Кристи нанесла противнице второй страшный удар, отбросивший ее на канаты. Лаура шлепнулась на головы сидевших внизу репортеров, и они подтолкнули ее обратно на край платформы, вне ринга. Она отдохнула на одном колене, покуда судья торопливо отсчитывал секунды. По ту сторону каната ее дожидалась противница. Судья и не думал вмешиваться или отталкивать Кристи. Публика была вне себя от восторга. Вдруг раздался крик: "Прикончи ее, Кристи, прикончи!" Сотни голосов, точно волчья стая, подхватили этот вопль.

Кристи сделала все, что могла, но Лаура при счете восемь неожиданно проскочила под канат и вошла в клинч. Лаура продолжала держаться, и туман в ее мозгу рассеялся. На каждом состязании немало людей, которые ставят на темную лошадку. Почти уверенные, что победит Кристи, они все же поставили на мексиканку четыре против десяти и один против трех. Большинство из них, правда, ставило на то, сколько раундов выдержит Лаура. Бешеные суммы ставили на то, что она не продержится и до пятого или даже до четвертого раунда. Уже выигравшие эти пари, теперь, когда их рискованное предприятие окончилось так благополучно, на радостях тоже аплодировали фаворитке.

Лаура не желала быть побитой. В течение всего шестого раунда ее противница тщетно пыталась повторить апперкот. Лаура снова повергла публику в изумление. Во время клинча она легким быстрым движением отодвинулась от противницы, и правой рукой ударила вверх от бедра в узкий промежуток между их телами. Кристи упала, надеясь уже только на спасительный счет. Толпа обомлела. Кристи стала жертвой своего же собственного приема. Знаменитый апперкот правой теперь обрушился на нее саму. Лаура не сделала попытки схватиться с ней, когда она поднялся при счете "девять".

В седьмом раунде Лаура дважды прибегла к апперкоту, то есть нанесла удар правой от бедра к подбородку противницы. Бешенство охватило Кристи. Улыбка по-прежнему не сходила с ее лица, но она вернулась к своим свирепым приемам. Несмотря на ураганный натиск, ей не удалось вывести Лауру из строя, а Лаура умудрилась среди этого вихря, этой бури ударов три раза кряду положить Кристи. Теперь Кристи оживала уже не так быстро, и положение ее стало очень серьезным. Но с этого момента и до девятого раунда она демонстрировала все свои боксерские навыки и качества, бережливо расходуя силы. Кроме того, она прибегала к таким подлым приемам, которые известны только опытному боксеру. Все трюки и подвохи были ею использованы до отказа: она как бы случайно локтем зажимала перчатку Лауры к своим бокам, затыкала ей рот, не давая дышать; входя в клинч, шептала своими рассеченными, но улыбающимися губами в ухо Лауре нестерпимые и грязные оскорбления.

Нарвавшись на такую неожиданность, она все. ставила теперь на один решительный удар. Она открывалась, финтила, изворачивалась во имя этой единственной оставшейся ей возможности: нанести удар, вложив в него всю свою силу, и тем самым вырвать у противницы инициативу. Как это уже было сделано однажды до нее известным боксером-мужчиной, она должна нанести удары справа и слева, в солнечное сплетение и в челюсть. И Кристи могла это сделать, ибо, пока она держалась на ногах, руки ее сохраняли силу.

В восьмом раунде Лаура снова сбила Кристи с ног, а сама, бессильно опустив руки, отдыхала покуда судья отсчитывал секунды Лаура с ненавистью смотрела на Кристи и ждала, когда она встанет. Удар гонга зловеще прозвучал для Лауры. Былая уверенность, казалось, вернулась к Кристи. Это испугало Лауру. Ей готовили какой-то подвох. Кристи ринулась на нее, но Лаура ловко уклонилась. Ее противница жаждала клинча. Видимо, это было необходимо ей для задуманного подвоха. Лаура отступала, увертывалась, но знала, что рано или поздно ей не избежать ни клинча, ни подвоха. В отчаянии она решила выиграть время. Она сделала вид, что готова схватиться с Кристи при первом же ее натиске. Вместо этого, когда их тела вот-вот должны были соприкоснуться, Лаура отпрянула. В это мгновение в углу Кристи завопили. Кристи вслух обругала Лауру и двинулась на нее. Лаура стала пятиться. Мысленно она решила больше не наносить ударов в корпус. Правда, таким образом терялась половина шансов на победу, но она знала, что если победит, то только с дальней дистанции. Кристи уже послала к черту всякую осторожность. Два раунда кряду она беспощадно дубасила эту девчонку, не смевшую схватиться с ней вплотную.

Лаура принимала удар за ударом, она принимала их десятками, лишь бы избегнуть гибельного клинча. Во время этого великолепного натиска Кристи публика вскочила на ноги. Казалось, все сошли с ума. Никто ничего не понимал. Они видели только одно: их любимица побеждает. "Не уклоняйся от боя!" - в бешенстве орали Лауре. "Прикончи ее, Кристи! Твое дело верное!"

Во всем зале одна Лаура сохраняла спокойствие. По темпераменту, по крови она была самой горячей, самой страстной из всех, но она закалилась в волнениях, настолько больших, что эта бурная страсть тысячи глоток, нараставшая, как морские волны, для нее была не чувствительнее легкого дуновения вечерней прохлады.

В десятом раунде Кристи привела в исполнение свой замысел. Под тяжестью ее удара Лаура согнулась. Руки ее бессильно опустились. Она отступил шатаясь. Кристи решила, что счастливый миг настал. Девчонка была в ее власти. Но Лаура этим маневром усыпила ее бдительность и сама нанесла ей сокрушительный удар в челюсть. Кристи упала. Три раза Лаура повторила этот удар, а Кристи, побитая, но решительная, три раза поднималась снова. Никакой судья не посмела бы назвать эти удары Лауры неправильными. Секунданты Кристи, отказываясь признать поражение, по-прежнему держали наготове полотенца. Но нужды прекращать борьбу уже не было: после четвертого удара Кристи больше не поднялась. "Считай!" - хрипло крикнула Лаура. Когда судья закончил считать, секунданты подняли безжизненное тело Кристи и оттащили его в свой угол...

- На самом деле, мексиканочка дерется как Богиня - мечтательно произнес Робертс. - Такого великолепного боя я никогда в жизни не видел.
- А Кристи Уорд тоже уже пора забеременеть - проворчал Келли...



Май 2005


>> Рассказы

>> Гендерное инвертирование классики


Пишите Нам / Contact Us


Последнее обновление:

Last updated:


Информация, содержащаяся на данном сайте, является интеллектуальной собственностью ее авторов и владельцев.

Information contained on the site belongs to its authors and owners.

В соответствии с международными законами об авторских правах, при перепечатке материалов с этого сайта необходимо ставить видимую ссылку на "Клуб женских единоборств" с указанием электронного адреса: http://fscclub.com .

In accordance to the international copyright laws, a visible reference to the "Female Single Combat Club" must be placed as well as the URL address: http://fscclub.com if any material from the site is reprinted.

Авторские права © 2000 ЛеВВ. Все права защищены

Copyright © 2000 LeVV. All rights reserved