клубfemale
женскихsingle combat
единоборствclub
logo
 

 

Rijker Rijker

Понятие "женственность" для нее слишком узко

Definition of femininity is too narrow to fully embrace her

Медитация бокса. Люсия Рийкер - самая опасная женщина Земли

The Zen of Boxing. Lucia Rijker - the most dangerous women on Earth

Самая Опасная Женщина Земли мягко ласкает игрушечного мишку. Она бросает взгляд, прищуривая свои добрые карие глаза. "Это маленькая Люси", - говорит она. "Она напоминает мне, что нужно быть игривой...". Идеальный ряд жемчужных белых зубов проглядывает сквозь ее легкую улыбку. "...быть более чувствительной. Мне это сейчас нужно".

The Most Dangerous Woman on Earth gently strokes her teddy bear. Her soft brown eyes crinkle warmly as she glances up. "This is little Lucy," she says. "She reminds me to be playful..." A perfect row of pearly white teeth gleams through her easy smile. "...to be more sensitive. I need this for now."

Женщину зовут Люсия Рийкер, она царствующая чемпионка мира по боксу по версии WIBF (Женская Международная Боксерская Ассоциация). Она оказалась красивой, раскованной, обаятельной и разговорчивой. Подобно многим лос-анжелесским женщинам, она напевает и медитирует, полирует ногти на ногах, смазывает штрипки купальника. Однако стоит переключиться на ее грядущий бой в Анлантик Сити 18 июля, перед вами предстанет другая ее сторона: целеустремленная, непобедимая, даже жестокая боксерша, 11 из 12 боев выигравшая нокаутом.

The woman is Lucia Rijker, reigning WIBF women's world boxing champion. She appears beautiful, relaxed, charming and articulate. Like many other L.A. women, she chants and meditates, polishes her toenails, waxes her bikini line. Tune in to her upcoming pay-per-view fight in Atlantic City on July 18th, however, and you'll see another side: an intensely focused, undefeated, even brutal boxer who has won 11 of her 12 record fights by knockout.

Завсегдатаи бокса, в основном мужчины, сделали ей самый большой в мире бокса комплимент: "Она дерется как мужчина". Она тренируется с мужчинами. Она делает больно мужчинам и терпит боль от них. "Боль - один из вызовов, который нужно принимать", - говорит она.

Boxing aficionados, most of them men, give her the male boxing world's highest compliment: She "fights like a man." She trains with men. She hurts, and gets hurt by men. "Part of the challenge is the pain," she says.

Но все-таки ее больше привлекает необходимость осваивать боксерскую технику и приобретать необходимые в спорте навыки. "Два человека избивают друг друга?" Ее яркие черты выражают отвращение, и она мягко продолжает: "Я не думаю, что мне это нравится. Я никогда не смотрю бокс, я ценю то, что дает мне бокс, стиль жизни, совершенствование в тренировках, в соперничестве. Он меня многому учит. Бокс подобен танцу. Разница только в том, что в нем существует боль, и вы можете быть нокаутированным".

Yet it is the technique and skill boxing requires that keeps her interested in the sport. "Two people beating each other up?" Her expressive features register disgust, and she continues softly, "I don't think I like that. I never watch boxing. I love what it does for me, the lifestyle, and how I grow through the training, through the challenges. It's taught me a lot. Boxing is like dance. The only difference is that there's pain involved and you can get knocked out."

Когда газетчики лос-анжелесского еженедельника в 1998 спросили ее о том, что ей больше всего не нравится в боксе, она ответила: "Головные боли", имея в виду боль от ударов по голове. Она описывает случай, когда, придя домой после тяжелой тренировки, она обнаружила кровь на туфлях. "Я вся была в крови. И я сама себя спросила, зачем я этим занимаюсь?"

Asked for a 1998 L.A. Weekly story what she most dislikes about boxing, she responded, "The headaches," meaning, quite literally, pain from being hit in the head. She goes on to describe coming home one night after a hard day's training to find blood in her shoes. "There was blood all over me. I had to ask myself, why am I doing this?"

Действительно почему? Я бы осмелилась кратко охарактеризовать Люсию Рийкер как "ходячее противоречие". Хотя это было бы слишком поверхностно. "Я в конфликте сам с собой?", - спросил американский поэт Уолт Уитмен в "Стихотворении самого себя". "Что же, очень хорошо. Я в конфликте сам собой. Это значит я - большой. С многогранною душой". Вероятно, Рийкер не в конфликте сама с собой, но понятие "женственность" для нее слишком узко.

Why, indeed? It's tempting to compress Lucia Rijker into a few words, to describe her as a "walking contradiction." Yet to do so would be facile, even dismissive. "Do I contradict myself?" the American poet Walt Whitman queried in Song of Myself. "Very well then, I contradict myself. I am large. I contain multitudes." Perhaps it is not herself that Rijker contradicts, but a definition of femininity too narrow to fully embrace her.

Женский бокс противоречив. Сомнения его хулителей имеют право на существование: "спорт опасен, у него не женский облик, и его нужно запретить". Люсия имела дело с подобной критикой в период ее карьеры кикбоксерши и легко опровергала ее. "Кто сказал, что женщина должна делать то-то и то-то? Каждый человек должен задать себе вопрос: нахожусь ли я в равновесии сам с собой? Нет? Тогда нужно это обдумать. И в то же время спросить себя: все ли я совершил, что мог?"

Women's boxing is controversial. Detractors question its very right to exist, complaining that the sport is dangerous, unladylike, and ought to be banned. Lucia dealt with similar criticism in her kickboxing career, and handily discounts the issue. "Who made up this story that women should be such-and-such? I think every person should go within and question, am I balanced? No? Maybe I should think about it. That's what I'm figuring out right now. At the same time, did I take action enough?"

Носящая титул наиболее опасной в мире женщины-бойца (в своей категории), Люсия Рийкер представляет собой превосходное сочетание приятной внешности, боксерского мастерства, шарма и харизмы. Она заработала титул "Леди Али". Чтобы подчеркнуть сравнение, она сидит перед большим портретом Мухаммеда Али. "Я встречалась с Мухаммедом Али только однажды", - вспоминает она в недавно опубликованной книге "Женщина, которая побеждает" (1998, Юниверс). "Он был полон света, энтузиазма, радости и мудрости - великий, великий человек. Он - образец для меня".

Touted as "pound-for-pound" (a boxing metaphor) the world's most dangerous female fighter, Lucia Rijker's stellar combination of good looks, boxing skill, charm and charisma has earned her the informal title of "Lady Ali." To underscore the comparison, she is seated beneath a large poster of Muhammad Ali. "I once met Muhammad Ali," she recounts in the recently published book "Women Who Win" (Universe, 1998.) "He was full of light, enthusiasm, joy and wisdom - a great, great man. He is my role model."

Люсия родилась в Амстердаме в 1967 году и была побита только однажды в ее карьере - мужчиной, Сомчаи Джайди, во время демонстрационного поединка по тайскому боксу в ее родном городе в 1994. "Это был лучший урок в моей жизни", - вспоминает она. "Конечно, тогда я ненавидела это. Я была очень высокомерна и упряма, и, я думаю, поэтому я и проиграла. Силы были неравны, этот парень был слишком силен. Мне нечего было делать против него. Он нокаутировал меня во втором раунде". Хотя Люсия не помнит того момента, когда она упала на ринг, ее впечатлила видеозапись, на которой она увидела себя, поднимающуюся, жаждущую продолжать, несмотря на то, что была ошеломлена и дезориентирована. "У меня было так много силы духа. Мое окружение эксплуатировало страсть, которая у меня была. Но мне необходимо было учиться на опыте. Я думала, что я неукротима. Иногда нужно, чтобы кто-нибудь остановил тебя. Так, что я "проснулась" и сказала: прекрасно, теперь надо быть поумнее".

Lucia, born in Amsterdam in 1967, has been beaten only once in her career - by a man, Somchai Jaidee, during a Muay Thai kickboxing exhibition in her home town in 1994. "It was the best lesson of my life," she remembers. "Of course, in the moment, I hated it. I was very arrogant and stubborn and I think that's why I lost. It was a mismatch, this guy was way too strong. I had no business fighting him. He knocked me out, second round". Though Lucia doesn't remember a thing after she herself hit the mat, she was later impressed by video coverage of herself getting up, wanting to continue despite being dazed and disoriented. "I had so much heart. My environment exploited the passion that I had. But I needed to learn from experience. I thought I was unstoppable. Sometimes you need someone to stop you. So that's when I woke up and said, okay, now it's time to be much smarter."

Опыт пошел впрок, в свете того факта, что Люсия заработала свою репутацию в кикбоксинге, нокаутируя своих соперниц. Она привлекла к себе внимание всего мира, когда в возрасте 15 лет молниеносно, за 30 секунд нокаутировала титулованную мировую чемпионку американку Лили Родригес.

The experience was particularly humbling in light of the fact that Lucia had made her reputation in kickboxing by knocking out her opponents. She drew worldwide attention at age 15 when she KO'd reigning world champion Lily Rodriguez, an American, a lightning-fast 30 seconds into the fight.

Признаком зрелости и мудрости стал ее интерес к медитации и самовыражению, к Дзен Буддизму. Я научилась в кикбоксинге тому, что можно достичь всего, если хочешь этого и готов заплатить соответствующую цену. Это как путь существования по Дзен. У тебя есть цель, и ты просто делаешь это. Я прихожу в зал, к своему Учителю и он может спросить меня: ты сделала это? Я не могу сказать "Нет". "Нет" означает, что я не так старалась, как другие, что я не часть коллектива. Я состою в группе "А" (профессиональный уровень). Чтобы быть в ней, я должна доказать, что я могу делать все, что положено.

Part of getting smarter involved developing a deeper interest in meditation and self-actualization. "I learned in kickboxing that whatever you put your mind on, you can do it, if you're willing to pay the price. It's like a Zen way of living. You have your assignments, and then you just do it. I'd come to the gym, or to my sensei, and he would ask me, did you do it? I couldn't say "no". "No" meant I wasn't as good as the guys, that I wasn't part of the team. I was on the 'A' team, the professional level. To belong there, I had to prove I could do whatever it takes."

Люсия стала утверждать себя в раннем возрасте. "Я была очень сильным ребенком, и всегда знала, что хочу. Мои желания - были законом". Младшая из четырех детей в рабочей семье, она в шесть лет начала заниматься дзюдо, затем - другими видами спорта, став чемпионкой города по софтболу, а затем в течение 6 лет выступала в национальном первенстве. В 13 лет она стала чемпионкой Голландии по фехтованию. В 14 лет перешла в карате, а затем по инициативе своего брата - в кикбоксинг. В 16 лет она завоевала свой первый мировой титул.

Lucia started proving herself at an early age. "I was a very strong kid, and I always believed in what I wanted. My will was the law". The youngest of four children in a working class family, she studied judo at a neighborhood youth center when she was six, then moved into sports, becoming a city champion at softball and later playing in the nationals for six years. At 13, she was the Netherlands junior fencing champion. At 14, having begun to study karate, she was inspired by her brother to go into kickboxing. At 16, she held her first world title.

"У меня внутри содержится что-то очень экстремальное", отмечает она. "Что бы я ни делала, я хочу делать на 200%. Это почти болезнь. Я должна слегка расслабиться, поучиться, как проигрывать и дать возможность кому-то выиграть. Это то, чему я учусь сейчас".

"There's something inside me that's very extreme", she observes. "Whatever I did, I wanted to do200%. It's almost a sickness. I had to loosen up a little bit, learn how to lose and how to let someone else win. That's what I'm learning now."

Нынешние ее успехи в боксе отчасти объясняются ее суровыми тренировками в боевых искусствах. "Мне посчастливилось встретить превосходных учителей, которые научили меня глубже понимать саму себя и ободряли меня в те периоды, когда мне было скучно. Кикбоксинг научил меня повторять одно и то же в течение 11 лет. Оттачивать, оттачивать. Еще один слой. Проникать глубже, глубже. Это были одни и те же тренировки с малыми вариациями. И, поскольку я глубоко проникла в один предмет, я могу использовать этот метод в любом деле. Каждый мог бы быть чемпионом. Просто мне довелось упорно работать в одном направлении.

She credits her current boxing success in part to her rigorous martial arts training. "I happened to meet a great teacher who taught me a lot about myself, who encouraged me to dig deeper and train through those periods when I was bored. Kickboxing taught me 11 years of repetition. Polishing, polishing. Another layer. Dig deeper, deeper. It was the same training, with a few variations. But because I've gone so deep in one thing, I can use that method in whatever I do. Everyone can be a champion. I just happened to work hard on one thing."

Не присоединяясь ни к какой духовной школе, Люсия говорит: "Я напеваю, я медитирую. Но я напеваю, как молюсь, и вибрация помогает моему мозгу отделить вечное от временного. Это помогает мне сфокусироваться на вечном и видеть его. Это помогает мне не быть связанной с результатом. И это позволяет любить своих соперниц, как на ринге, так и в жизни".

While not adhering to a single spiritual tradition, Lucia says, "I chant. I meditate. But I see chanting as praying, and the vibrations help my brain to see that it's all temporary. It helps me to focus, to see the eternal. It helps me not to get attached to the outcome. And it helps me to love my opponents, in the ring and in life."

Любовь на боксерском ринге? "Мой основной соперник - я сама", - заключает Люсия своим мягким голосом. "Это всегда я сама. Перед выходом на ринг. Сначала мне нужно подружиться с самой собой. После этого я могу драться". Она играется с пушистыми лапами медвежонка. "Я стараюсь не окружать себя людьми, боящимися моего оптимизма. Я чувствую себя прекрасно, когда стремлюсь к звездам. Я всегда чувствую так, как будто я уже там".

Love in the boxing ring? "My biggest opponent is me," Lucia states in her soft voice. "It's always me. Before I go into the ring, I've got to be friends with me first. Then I can fight." She toys with the teddy bear's furry arm. "I try not to be surrounded by people who get threatened by my optimism. It makes me feel good to aim for the stars. I always feel, in the moment, like I'm already there."

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, она описывает свою первую встречу с создательницей документального фильма "Бой с тенью" (буквально: "теневой бокс"), недавно продемонстрированного в Сиэтле. "Это был ее первый фильм, и у меня был боксерский поединок. Я была очень, очень уверена в себе". За три недели она уладила все финансовые дела, подписала контракт, и мы разъехались. Я не знала, что это произойдет. Но у меня было видение. Я дважды стала мировой чемпионкой. Она верила в меня и воплотила эту веру в фильм. Эти воспоминания трогают мое сердце". Она изящно сложила руки на груди. "Я стремлюсь к звездам. Я могу удариться об облака. По крайней мере, это выше, чем место моего старта".

To illustrate the point, she describes her first meeting with the filmmaker who made the documentary Shadowboxing, screened recently in Seattle. "This was her first project, and I had one boxing fight. I was very, very confident. She got the film financed and the contract signed within three weeks, and we took off. I didn't know if it was all going to happen. But I had that vision. I became world champion twice. She believed in me, and now she has it on film. Looking back, it touches my heart." Her hand rests in a brief, graceful gesture against her chest. "I'm going to aim for the stars. I might hit a cloud. At least that's higher than where I started."

Возвращаясь к теме соперниц, Люсия избирает подход, отличающийся от ее коллег-мужчин. Она отказалась от традиционных предматчевых объявлений имен, даже после триумфа Кристи Мартин, которая попала на обложку журнала "Иллюстрированного Спорта" после ее победы в программе боя Тайсон-Бруно. Мартин публично оскорбила Люсию и старалась избежать ее открытых призывов организовать матч.

Going back to the subject of opponents, Lucia takes a different approach from her male pugilist counterparts. She's refused to engage in the traditional pre-match name-calling, even when Christy Martin, who had her 15 minutes of fame on the cover of Sports Illustrated following her victory on the undercard ticket of a Mike Tyson/Frank Bruno fight, publicly insulted Lucia while privately avoiding her open attempts to set up a match.

Согласно агенту Люсии, Терри Шрумпфу, главный фактор, повлиявший на решение Рийкер переехать в США, была возможность драться с Мартин. Но, несмотря на то, что было обещано 1,5 миллионов долларов победительнице (по принципу: победитель забирает все), несмотря на публичные заверения Мартин о том, что встреча состоится в течение шести месяцев, встреча не состоялась. Для Рийкер этот затор на ее пути стал стимулом для ее дальнейшего роста. "Разве моя жизнь зависит от нее"? Она отрицательно трясет головой. "Я сама делаю свою жизнь".

According to Lucia's agent, Terry Shrumpf, a major factor in Rijker's decision to move to the U.S. was the possibility of fighting Martin. Yet despite being offered a $1.5 million winner-take-all purse, and despite a public proclamation last year from Martin herself that she would fight Lucia within six months, the match never materialized. For Rijker, the roadblock was just another opportunity for growth. "My life depended on her?" She shakes her head dismissively. "I'm going to create my own life."

Рийкер планирует снова драться с мужчиной - мечта промоутеров в традициях "Борьбы полов" 1973 года, когда звезда тенниса Билли Джин Кинг победила Бобби Риггса. "Это будет мой реванш", - говорит Люсия. "Я все еще размышляю, потому, что хочу быть уверена на 100%. Я не хочу, чтобы хотя бы одна клетка моего тела сопротивлялась этому. Это, пожалуй, будет вершина и венец моей карьеры".

Rijker is also planning to fight a man again, a promoter's dream in the tradition of the 1973 Battle of the Sexes, in which tennis great Billie Jean King defeated Bobby Riggs. "That's my rematch," Lucia says. "I'm still debating, because I want to be 100% behind this fight. I don't want one cell in my body to resist this. It will probably be the top and the end of my career."

Ее глаза смягчаются от сострадания, когда она говорит о своих сверстницах, которых такой выбор карьеры сделал навсегда инвалидами. "Случилось так, что у нескольких моих подруг мозг стал мертвым, от полученных ударов. Им по 29 лет".

Her eyes soften with compassion as she describes some of her peers whose career choices have left them permanently damaged. "A couple of my friends are brain dead, just from being hit. They're 29 years old."

В этом виде спорта существует опасность серьезных травм. Не думает ли она, что она тоже может от этого пострадать? "Я верю, что я защищена", - парирует она. "Коль скоро у меня есть цель, я - в порядке. Если я не поставлю себе цель, я буду просто участвовать еще в одном бое, как делали они. Просто еще один бой. Они стали чемпионками. Просто еще один бой. Прежде, чем они узнали об этом, они 17 лет участвовали в этом спорте, не начав новую жизнь. Что они теперь будут делать со своим опытом? Все это делалось для того, чтобы быть на ринге мужчиной; это наваждение. Я боксирую уже 16 лет. Когда-то нужно с этим кончать. Есть время приходить, и есть время уходить. Я хочу быть готовой уйти".

Given the danger and potential for serious injury that are part of the sport, does she think she could suffer a similar fate? "I believe I'm protected," she counters. "Once I set a goal, I'm fine. But if I don't set a goal, I'll be doing just another fight, like they did. Just another fight. They became champions. Just another fight. Before they knew it, they were into it 17 years and they didn't create a new life. What are they going to do with their experience now? It was all about being the man in the ring; it's an addiction. I've been fighting for over 16 years. It has to end someday. There's a time to come, and a time to go. I want to be ready when it's time to go."

Что она будет делать потом? "Новые рубежи", - говорит она с простой уверенностью, не оставляющей места сомнениям. "Общественная деятельность. Может быть, напишу книгу. Может быть, тренерская работа, учить юных спортсменов, пойду в школы и буду убеждать детей стать такой как я. У меня много созидательной энергии, которую я не могу реализовать в боксе, поэтому я начала исполнять некую роль".

What will she do then? "New challenges," she says, with a simple confidence that leaves no room for doubt. "Public speaking. Maybe I'll write a book. Maybe coach, teach young athletes, go to schools and encourage children by sharing my story. And I have a lot of creative energy that I can't use in my boxing, so I started acting."

Она говорит, что игра дает ей "возможность быть уязвимой, не получая повреждения. Когда я боксирую, я настороже. Я принимаю удар и не выражаю никакой боли". Открытость в выражении своих чувств противоречит ее гладиаторской боксерской персоне, так, что в начале трудно было ощутить в ней актера. "Я очень серьезный человек. Это способствует игре, я выражаю то, что чувствую. Я наслаждаюсь этим". Одна из ролей, которую она хочет играть - она сама. "Я стараюсь продать историю моей жизни. Я также хотела бы сыграть единоборку, использовать боевые искусства для созидания и вдохновения".

Acting, she says, gives her "the opportunity to be vulnerable without getting hurt. When I box, I'm on guard. I get hit, and I won't show any pain." The open expression of feeling is antithetical to her gladiatorial boxing persona, and it was difficult for the budding thespian at first. "I'm a very serious person. It loosens me up to play, to show how I feel. I enjoy it." One role she hopes to play is herself. "I'm trying to sell my life story. I'd also love to play a martial artist, use martial arts to create and inspire."

Материнство также возможно. "Мои часы тикают, мое тело хочет ребенка. Я бы хотела испытать рождение ребенка, потому, что это тоже рубеж. Но на свете уже столько детей".

Motherhood is also a possibility. "My clock ticks, my body wants children. I'd like the experience of giving birth, because that's a challenge. But there are so many kids out there already."

Ее также заботит будущее планеты. В то же время, она верит в то, что, независимо от ее желаний, дети приходят в мир со своим собственным духовным путем, которому они должны следовать. У каждого своя карма. Моей маме было тяжело видеть меня в деле, где меня могут бить, травмировать и раскровенить. Она всегда интересуется, что я делаю, кто моя следующая соперница".

The future of the planet also concerns her. Yet she believes that whatever her concerns, children come into the world with their own spiritual paths to follow. "They have their own karma. It was hard for my mom to see me in a profession where I get hit, hurt and bleed. She's always wondering what I'm doing, who I'm fighting next."

Когда я ее спросила, что делает ее счастливой, она задумалась. "Мой первый бой состоялся, когда мне было 15 лет. Через два года я стала чемпионкой, и я думала, что моя жизнь изменилась. Но это было не так. В течение многих лет я считала, что, если я достигла поставленной цели, то что-то должно произойти. Но это не делало меня счастливой. Чем больше титулов я завоевывала, тем больше я задумывалась. Это не делает меня счастливой. Это не счастье. Что такое счастье? И я подумала: это вот здесь". Опять она указала рукой в направлении сердца. "Вы можете найти его вот здесь".

Asked what makes her happy, she becomes contemplative. "I fought my first fight when I was 15. Two years later I was the champ and I thought my life would change, but it didn't. I thought, over the years, that every time I accomplished a goal, something would happen. It didn't happen. It didn't make me happier. The more titles I conquered, the more I thought, this doesn't make me happy. This is not happiness. What is happiness? And I thought, it's in here." Again she makes that subtle motion of her hand over her heart. "You can't find it out there."

"Когда я медитирую, я действительно счастлива", - говорит она.

"When I meditate," she says, "I'm really happy."

Действительно ли Люсия Рийкер - самая опасная женщина на земле? Ее блестящие губы выразили сардоническую улыбку. "Что это такое?" - она пожала плечами. "Был такой постер, где утверждалось это. Я боксирую. Я - чемпионка. Разве это означает, что я опасная женщина..." Ее голос замер. Может быть и опасная - все зависит от точки зрения.

Is Lucia Rijker the most dangerous woman on earth? Her glossed lips curve in a sardonic smile. "What is that?" she shrugs. "I was on a poster once that said that. I box. I'm a champion. If that means I'm a dangerous woman..." Her voice trails off. Perhaps danger, like beauty, is in the perception of the beholder.

Июль 1999.

July 1999.

Тара Феллнер.
Фото Эллен К. Гарбер
Публикуется с разрешения собственников по материалам сайта Wholelifetimes.com.

by Tara Fellner.
Photos: Helen K. Garber
Published with the permission of the owners, from Wholelifetimes.com.



>> Дайджест



>> Digest

Пишите Нам / Contact Us

Последнее обновление:

Last updated: